Трамп наставил Пентагон на курс истинный

pentagon-051216Как США и Россия будут сотрудничать в Сирии?

Пентагон учтет политический курс избранного президента Дональда Трампа, и пересмотрит стратегию США по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, ИГИЛ)*. Об этом в воскресенье, 4 декабря, заявил глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд на Рейганском форуме по вопросам национальной обороны.

«Мы собираемся пересмотреть нашу стратегию: избранный президент указал, что это необходимо сделать. Есть некоторые вещи, которые мы, вероятно, предложим новой администрации на рассмотрение. Мы делаем это, потому что есть политическая система, в рамках которой и существует военная стратегия», — сказал Данфорд.

Генерал также отметил, что встретился с представителями переходной команды Трампа, и их диалог будет продолжаться в течение нескольких недель.

Возможно, речь идет о том, чтобы реанимировать достигнутые в сентябре американо-российские договоренности по Сирии. О таком сценарии еще в середине ноября сообщала газета The Washington Times со ссылкой на источники в Пентагоне и Госдепартаменте. Речь шла о двух вещах — совместных авиаударах по позициям террористов, и о создании в Женеве Совместного исполнительного центра для координации этих атак.

Собеседник The Washington Times в Пентагоне тогда заявил, что военные готовы следовать курсу Дональда Трампа и выполнять поставленные перед ними задачи, связанные с Сирией. «Мы были готовы действовать, и мы снова сможем быть готовы к этому», — заявил газете представитель оборонного ведомства США.

Как отмечало издание, за новую эру в американо-российском военном сотрудничестве выступает экс-глава разведывательного управления Министерства обороны США Майкл Флинн, которого Трамп назначил своим советником по национальной безопасности. Флинн, работавший в администрации президента Барака Обамы, снискал репутацию одного из наиболее дружественно настроенных по отношению к России вашингтонских чиновников.

В то же время идею «перезагрузки» отношений между Вашингтоном и Москвой критикуют на Капитолийском холме, причем наиболее активно против нее выступает республиканец от штата Аризона Джон Маккейн, председатель комитета Сената по вооруженным силам. По его словам, президент РФ Владимир Путин стремится извлечь выгоду из победы Трампа на выборах. А республиканец от Калифорнии Девин Ньюнес, глава комитета по разведке Палаты представителей, заявлял, что Трамп должен «с осторожностью действовать» в отношении русских.

Как будет выглядеть коррекция стратегии Пентагона на практике, какая роль отводится в ней сотрудничеству с Россией?

— Речь, прежде всего, идет о корректировке долгосрочных стратегических подходов, — считает заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков.

— За такую коррекцию в США выступают многие республиканцы, а не только Дональд Трамп. С одной стороны, они требуют ужесточить борьбу с ИГ, с другой — прекратить политические заигрывания с радикальными исламскими организациями. По второму пункту республиканцы особенно активно критикуют демократов, но надо понимать: во многом они лукавят.

На деле, один из ключевых системных подходов США к борьбе с терроризмом — это раскол противника, и создание внутри него групп из «плохих» и «хороших» радикалов. Надо думать, такой стратегический подход в любом случае сохранится.

Принципиальной коррекцией в данной ситуации может быть курс на сотрудничество с Россией, конкретно — на подключение ее к широкой коалиции. В последнее время, напомню, Барак Обама последовательно исключал нас из любых широких союзов. В результате, Россию на Западе стали воспринимать как ревизионистскую державу, и как опасного военно-политического конкурента.

Вот на этом направлении перемены однозначно будут, в том числе, в стратегии Пентагона.

«СП»: — Почему генерал Джозеф Данфорд поднял вопрос о пересмотре стратегии именно сейчас?

— Пентагон к такого рода заявлениям, я считаю, подталкивают успешные действия в Алеппо правительственных войск Башара Асада при поддержке ВКС России. Вечером 4 декабря Минобороны РФ сообщило об освобождении от боевиков большей части территории Алеппо. В частности, квартала Карималь-Эль-Катараджи, который занимает около трех квадратных километров. Всего под контролем сирийского правительства, по данным российского военного ведомства, находятся уже 30 кварталов в восточной части Алеппо, что составляет более 52% территории города.

По оценкам экспертов, если наступление правительственных войск будет развиваться такими же темпами, до конца года они могут установить полный контроль над городом. Защитники восточного Алеппо оказались в котле, и создать новую линию обороны после потери ключевых кварталов им будет крайне сложно. Если взятие Алеппо произойдет до инаугурации Трампа, это даст нам серьезный козырь в переговорах с американцами.

Алеппо, который до войны считался экономической столицей Сирии, имеет важное символическое значение. Именно он стал первым крупным городом, который частично захватили в 2012 году отряды радикалов. В случае успешного завершения штурма Асад заметно укрепит свои позиции, так как будет контролировать пять крупнейших городов страны — Дамаск, Алеппо, Хомс, Хаму и Латакию.

В этом случае США уже не смогут заявить, что первыми добились коренного перелома в борьбе с «Исламским государством». Поэтому сейчас американцы торопятся занять другую позицию. Мол, мы едины в борьбе с международным терроризмом, и победа русских стала возможной только в рамках этой общей борьбы.

Другими словами, подключение России к широкой коалиции дает США возможность не делить наши успехи и свои неудачи, а складывать все в общий котел.

«СП»: — В каком качестве возможно для России такое подключение?

— Стратегия США на создание широких коалиций, куда они подключают всех желающих при условии, что союзники будут лишь поддакивать Вашингтону, останется неизменной. Но Россию, понятно, статус ведомого союзника принципиально не устраивает.

Можно заранее сказать, что наша позиция будет неизменной: мы будем сотрудничать с американцами только на равноправных условиях. Торга в этом пункте быть просто не может. Поэтому, вероятно, мы увидим попытки Вашингтона сохранить лицо и представить дело так, что США не пошли на поводу у Москвы, и сотрудничество с Россией ограничивается, как и предполагала The Washington Times, реанимаций сентябрьских договоренностей. В частности, созданием координирующего центра в Женеве.

Такое решение, кстати сказать, вполне укладывается в курс Трампа: отказ от заидеологизированности в отношениях с Москвой в пользу прагматизма.

«СП»: — Приведет ли новый курс к потеплению в российско-американских отношениях?

— Я бы сейчас не стал говорить о потеплении в отношениях. Это эмоциональная оценка, а Трамп, при всем своем показном популизме и эмоциональности, все-таки глубоко рациональный политик.

Так, Трамп выдвинул на должность министра обороны США отставного генерала Джеймса Мэттиса. Генерал командовал операциями Соединенных Штатов в Афганистане и Ираке с 2010 по 2013 год, и прославился крайне резкими заявлениями, за которые его не раз одергивало руководство. Мэттис, например, считает, что Иран опаснее «Аль-Каиды»**, и критикует Россию за стремление «развалить НАТО». Генерал ценен для Трампа своим авторитетом среди тех республиканцев, которые выступали против него в ходе предвыборной кампании.

Мэттис, замечу, называл «идиотскими» заявления Трампа о бесполезности НАТО и о том, что союзники США вносят недостаточный вклад в совместную оборону Запада.

Такое кадровое решение, я считаю, доказывает, что Трамп — жесткий и рациональный политик. А значит, после его официального вступления в должность отношения США и России радикально не изменятся, какие бы изменения в стратегию Пентагон ни вносил. Но рационализма в наших отношениях действительно прибавится, и это уже неплохо…

— Пентагон по-прежнему выступает за отстранение от власти Башара Асада, и за смену режима в Сирии на проамериканский, — считает преподаватель Военного университета Министерства обороны, полковник ВВС в отставке Владимир Карякин. — Причем, военное ведомство США готово реализовывать эту стратегию любыми путями, в том числе, обходными. Именно поэтому американцы поддерживают радикальных исламистов, которые воюют против Асада.

Поэтому вопрос, откажутся ли США от этой линии, остается открытым. Да, если бы американцы пошли на сотрудничество с Россией, и на стабилизацию обстановки в Сирии, это можно было бы расценивать как стратегический прорыв. Такой прорыв, действительно, невозможен без серьезной трансформации ориентиров во внешней политике. И хотя надежды на внешнеполитические перемены дают некоторые высказывания Дональда Трампа, рассчитывать, что США изменят курс в Сирии, пока явно преждевременно.

На деле, США пытаются тактически обыграть нас в ходе военно-дипломатического маневрирования. И, в конце концов, добиться своего — убрать Асада.


* Движение «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Андрей Полунин

http://svpressa.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика