По иранскому счету

Psaki 02-12-14Соединенные Штаты предупредили Россию о возможных новых санкциях. На этот раз Москву намерены наказать за заключение бартерной сделки с Ираном

Как и ожидалось, заключение российско-иранской бартерной сделки (по которой Иран будет поставлять в Россию до 500 тысяч баррелей нефти в день в обмен на товары и услуги) вызвало серьезное раздражение Вашингтона. «Мы знаем о переговорах между Россией и Ираном, касающихся различных областей экономического сотрудничества. Мы будем продолжать следить за развитием этих дискуссий. У нас нет конкретных деталей. Если будут сделки, попадающие под санкции, мы предпримем соответствующие шаги», — заявила представитель Государственного департамента Джен Псаки. В ответ российский МИД лишь заявил, что санкции он считает нелегитимными и их не боится.

По сути, США уже сейчас могут подвести последние российско-иранские сделки под санкции. Напомним, в подписанном Москвой и Тегераном пакетном соглашении был пункт о постройке на территории Исламской республики новых ядерных энергоблоков. Сам факт этого строительства идет вразрез с политикой Запада, который до заключения ядерной сделки отрицает право Ирана на мирную ядерную программу. Однако это не значит, что американцы будут санкции вводить. Не исключено, что слова Псаки — лишь попытка повесить на Россию провал очередных венских переговоров по иранской ядерной проблеме.

Ирония этих переговоров в том, что ни США, ни Иран не хотят публично признаться в том, что им на сегодняшний день итоговое соглашение в общем-то и не нужно. Барак Обама хотел бы, конечно, примерить тогу миротворца и войти в историю как человек, решивший один из ключевых конфликтов на Ближнем Востоке, однако он понимает, что ему этого сделать просто не дадут. Даже если Джон Керри или какой-либо другой высокопоставленный представитель администрации Обамы подпишет соглашение, то либо оно, либо решение о снятии санкций просто не пройдут Конгресс — контролирующие обе палаты республиканцы отвергнут эти документы. В итоге получится, что Обама подписался под сделкой, которую не в состоянии исполнить, и на него возложат вину за срыв переговорного процесса.

Иранцы же не готовы подписывать соглашение потому, что необходимых задач (улучшение собственного имиджа, снятие части санкций, невозможность ввода новых а также принуждение стран Запада отказаться от военного решения вопроса) достигли через само наличие переговоров. Подписание же итогового соглашения бьет как по экономическим интересам части иранской элиты, так и по политическим позициям окружения Али Хаменеи.

Если же санкции будут введены, то получится крайне интересная ситуация — Москва пострадает за заключение сделки, которая до сих пор не финализирована и которая, не исключено, будет для России сама по себе не выгодной.

Всместе с тем российские чиновники уверяют, что сделка уже на этапе реализации. По словам главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, «готовится широкий список товаров, которыми стороны обмениваются и их обсуждают» и якобы стороны уже готовы начать поставки в самое ближайшее время. Российские власти рассматривают сделку как способ повысить объем российского экспорта в Иран до того, как с него снимут санкции и на его рынок выйдут западные компании. Однако непонятно, что конкретно Россия будет поставлять в Иран помимо зерна. Вопрос серьезный, учитывая, что общий объем годового иранского импорта из России не превышает 500 миллионов долларов.

Это примерно 0,1% от всего российского экспорта, и говорить о каком-то стратегическом партнерстве при таких цифрах вообще не приходится. Более того, этот объем импорта перекрывается поставками 500 тысяч баррелей нефти менее чем за два месяца, и непонятно, что будет Россия поставлять оставшиеся десять. Алексей Улюкаев уверяет, что «мы могли бы продвигать большой объем нашего несырьевого экспорта, это оборудование для нефтегазовой промышленности, сельхозтехника, автомобили, авиация, вагонный парк, силовые машины, электрические генераторы». Однако где гарантия, что иранцам нужны эти товары — часть из них они производят сами, другие покупают у того же Китая.

Поэтому не исключено, что большая доля иранской нефти пойдет России не в оплату поставок товаров, а в оплату за реализацию ряда важнейших для Ирана проектов. В частности, строительство железной дороги или же создание новых АЭС. Но даже такой вариант вызывал большие вопросы у ряда представителей российского экспертного сообщества — специалисты уверяют, что сама идея бартерных поставок иранской нефти в Россию несет выгоды не Москве, а Тегерану.

«Иран просто в очередной раз решает за счет Москвы свои проблемы, а мы пытаемся быть ему полезными, — говорил российский политолог Константин Симонов. — Получается в итоге странная история — один из наших основных конкурентов на рынке энергоносителей свою нефть продавать не может, но мы будем ее покупать и затем пристраивать на рынки». Теоретически, конечно, такая схема может быть выгодна для России, поскольку позволит выйти на рынок той же Индии при существенном сокращении транспортных издержек. Однако для этого нужно быть уверенным в том, что номинальная стоимость иранской нефти для России будет низкой, а этой уверенности нет — вопрос цены назван коммерческой тайной.

Геворг Мирзаян

http://expert.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика