Сергей Аксенов. Курдистан преподнёс Кремлю еще одну головоломку

kurd 250917Следует ли России признать новое государство, не боясь обидеть его соседей?

25 сентября в Иракском (Южном) Курдистане проходит референдум о независимости. Самостоятельное курдское государство, которое может появиться по его итогам, послужит примером для населенных курдами территорий Ирана, Сирии и Турции. Перспектива образования «большого» Курдистана пугает власти этих стран. Перед Россией же стоит проблема выстраивания отношений, как с новым политическим образованием, так и со своими союзниками в Передней Азии.

Принять участие в голосовании смогут все, кто имеет гражданство Ирака и при этом зарегистрирован на «территории Иракского Курдистана и курдских территориях за его пределами». Имеются ввиду еще три провинции, которые официальный Эрбиль оспаривает у Багдада. Всего в Иракском Курдистане проживают около 5 млн. из 40-миллионного курдского народа. Для тех иракских курдов, кто живет за рубежом, организована дистанционное голосование.

Сомнений в итогах референдума, кажется, нет ни у кого. Однако глава Иракского Курдистана Масуд Барзани не торопится объявить о независимости. «Я хочу подчеркнуть, что этот референдум проводится не для того, чтобы расчертить границы. После проведения голосования мы готовы начать длинный процесс диалога с Багдадом, дать ему необходимое время — один, два года — для того, чтобы найти формулу добрососедства», — пояснил он свои планы.

В Багдаде говорить о «добрососедстве» не хотят и видят в попытке курдов обособиться сепаратизм, к тому же чреватый потерей значительной части нефтеносных районов страны. Ранее Верховный суд Ирака принял решение о невозможности референдума, а центральные власти потребовали передать под контроль Багдада все аэропорты и контрольно-пропускные пункты на внешних границах Ирака. Также Багдад попросил страны мира прекратить вести дела с Курдистаном в сфере нефтедобычи.

Позиция соседей Ирака не менее жесткая. «Никто не потерпит независимого Курдистана», — заключил бывший министр обороны Ирана Хосейн Дехган. Более того, накануне референдума иранские военные нанесли артиллерийские удары по территории иракского Курдистана. Ранее Иран уже проводил там военные операции под предлогом борьбы с курдскими формированиями, подконтрольными иранскому подразделению Курдской демократической партии.

Артиллерийские удары по предполагаемым складам Рабочей партии Курдистана на севере Ирака нанесла и Турция. По словам представителя МИД этой страны, любой итог референдума не будет иметь для Анкары законной силы. А премьер-министр Турции Бинали Йылдырым не исключил прекращения транзита нефти из курдской автономии Ирака. Именно через турецкий порт Джейхан Эрбиль реализует добываемую нефть, доходы от которой должны стать экономической основой независимого государства.

В целом против референдума о независимости Курдистана выступил и Запад во главе с США. По мнению Госдепартамента, «издержки от проведения такого референдума будут высокими для всех иракцев, включая курдов». Евросоюз идет в фарватере американской политики. По словам Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, Старый Свет поддерживает суверенитет и территориальную целостность Ирака.

А вот Москва предпочла воздержаться от категоричных оценок. Россия стала единственной крупной мировой державой, кто не выступил против референдума, отмечает Reuters, объясняя это экономическими интересами. Менее чем за год в нефтедобывающую отрасль Курдистана «Роснефтью» было вложено около 4 млрд. долларов. Это сотрудничество имеет самую высокую политическую «крышу». Летом с премьером Иракского Курдистана встречался Владимир Путин.

Председатель Совета федеральной национально-культурной автономии курдов РФ Фархат Патиев не сомневается в исходе референдума.

— Большинство выскажется за независимый Курдистан. Но когда он будет провозглашен — это еще вопрос. Скорее всего, будет принята во внимание позиция различных государств. Ведь нам важно, чтобы Курдистан признали как можно больше стран. То есть после референдума, имея на руках согласие граждан, можно будет начать новый этап переговоров с международными игроками.

«СП»: — В ноябре в Ираке должны пройти выборы. Организаторы референдума, видимо получат на них дополнительное преимущество?

— Да, будут парламентские выборы. Наверное, в случае победы на референдуме, его организаторы получат дополнительные очки. Но никакой связи между этими событиями нет. Просто так совпало.

«СП»: — В интернете пишут, что еще в 2005 году был похожий референдум, который проводили общественные организации…

— Нет, это не верно. Настоящий, полноценный референдум проводится впервые. Поэтому он и вызвал такой ажиотаж среди курдов во всем мире.

«СП»: — Голосуют ли на референдуме курды, живущие в России?

— В России курдов из Южного Курдистана очень мало. В основном это студенты. Здесь больше всего из других стран. Например, Турции. Курды же, постоянно живущие в России, конечно, права голоса не имеют. Но я уверен, что любой курд проголосовал бы за. Когда народ усердно чего-то хочет, он может этого добиться. Кстати, внешние игроки, от которых зависит признание, когда видят целеустремленное движение, тоже вынуждены учитывать позицию людей.

— Далеко не все страны против независимости Курдистана. Например, Израиль не против и даже ярко высказывался за это, — напомнила востоковед, политолог Каринэ Геворгян.

Позиция Турции понятна. Она боится, что это скажется на настроениях турецких курдов. Хотя они, включая депутатов, всегда отстаивали целостность страны и требовали лишь культурной автономии. Кстати, турецкие и иракские курды говорят практически на разных языках. Они друг друга не понимают. Говорить об их возможном объединении в общем курдском государстве, это как предполагать создание, например, панславянского государства русскими, чехами и поляками.

Есть и религиозный фактор. Среди курдов основная масса — мусульмане, и сунниты и шииты, но есть и езиды, и христиане, и даже иудеи. Так, один из министров обороны Израиля был курдом.

При этом Эродаган заключил с Эрбилем сепаратный договор о поставке энергоресурсов, который никак не зафиксирован в Багдаде. Также на территории Иракского Курдистана есть три турецкие военные базы. Международный аэропорт в Эрбиле строили тоже турки, а открывал его лично Эрдоган. То есть декларативно турки говорят, что они против, но при этом у них есть в Курдистане интересующие их позиции.

«СП»: — А что Иран?

— Центральные власти Ирана тоже беспокоятся. Но поскольку не раз в истории они спасали своих курдов, то не очень понятно, зачем им нужна независимость. Отдельные группы могут появляться, но широкое движение — вряд ли.

«СП»: — Но для Багдада это точно огромная проблема…

— Да, ведь референдум объявлен не только на территории, которую официально контролирует правительство в Эрбиле, но и еще в трех провинциях, самая известная из которых Киркук. Однажды Мустафа Барзани — отец нынешнего главы Иракского Курдистана — назвал Киркук «сердцем Курдистана». Там все контролируют курды, но административно эти районы к Курдистану не относятся. А они очень нефтеносные, и очень важные с геоэкономической точки зрения и с точки зрения коммуникаций Ирака. В основном весь сыр-бор из-за этого происходит.

«СП»: — Что будет дальше?

— Думаю, Барзани будет действовать твердо, но осторожно. Будет предлагать «дорожную карту», некие формы взаимоотношений с Багдадом. Возможно, будет предлагаться конфедерация. С учетом того, что большая часть арабского населения Ирака — шииты, которые находятся под контролем Ирана, то может быть, это и выход из положения. Конечно, Израиль, видит в Курдистане противовес Ирану, но как знать, в перспективе Эрбиль может и стать мостом между Тель-Авивом и Тегераном. Ведь для Ирана тема Израиля — это единственная тема для укрепления своих позиций в суннитском мире.

«СП»: — Как вы оцениваете несколько выжидательную позицию МИД России?

— Как очень правильную. Этот регион может быть нам полезен. Громко орать, что это непременно спровоцирует войну и нестабильность, не следует.

По мнению директора Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семена Багдасарова, России следует признать независимость Иракского Курдистана без оглядки на другие страны.

— Но России не стоит рваться вперед в вопросе признания независимости Курдистана. Первой страной, которая ее признает, будет Израиль. А мы где-то в середине должны быть. Затягивать с признанием тоже не нужно. Это будет свершившийся факт.

Нужно будет развивать контакты и в экономическом, и в военном, и в политическом плане. Тем более что там сейчас активно работает «Роснефть», наши компании зарабатывают деньги. Мы там по инвестициям сейчас на первом месте. На втором месте Израиль, потом США и Турция.

«СП»: — А нашим отношениям с Ираном и Турциям это не повредит?

— Пора нам уже проводить нормальную самостоятельную политику, как это делают американцы. Когда им выгодно, они хоть черта и дьявола признают. А мы все боимся обидеть Дамаск, Анкару, Тегеран или еще кого-то. Так что, забегать вперед не нужно, но и отставать тоже не стоит.

Сергей Аксенов

http://svpressa.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика