Ростислав Ищенко. Независимость свалилась Украине на голову (видео)

Ростислав Ищенко

Ростислав Ищенко

Что было в Киеве в августе 1991 года. Гость — президент Центра системного анализа и прогнозирования, политолог Ростислав Ищенко.

Ведущие «Вестей ФМ» – Дмитрий Куликов и Мария Фролова.

Куликов: Привет, Ростислав. Мы тут прямо на сигнале выхода в эфир обменивались мнениями по поводу последней цитаты Михаила Сергеевича Горбачева: «США развозят свою демократию, как кофе в пакетиках». А Горбачев развозил пиццу без пакетиков.

Ищенко: Он ее рекламировал.

Куликов: Я не очень понимаю, о чем это? Это что, лидеру страны надо было 25 лет, чтобы понять, что такое демократия и что это растворимый кофе в пакетиках?

Ищенко: Я думаю, что просто его перестали приглашать на мероприятия в Вашингтон, и он прозрел.

Куликов: Понятно. Ну да, реклама пиццы, плюс 45-минутная лекция за 100 тысяч долларов, это было нормально. Ростислав, в 1991 году ты в Киеве был?

Ищенко: Да. Куликов: И что было в Киеве в августе 91-го и вокруг него? Ищенко: Ничего не было в Киеве в августе 91-го.

Куликов: Я-то был в 93-м, во время октябрьских событий. Это все заметнее, со стрельбой. Я тогда работал с одним украинским банком, они тревогу объявили в связи с тем, что в 1993 году началась эта история: танки стреляют по Белому дому в России. А в независимой Украине объявили тревогу. Было очень показательно, мне было интересно за всем этим наблюдать. Ключи от оружейной комнаты в банке они нашли через 23 часа после объявления тревоги. А вот в августе 1991 я в Киеве не был. Но верю твоему утверждению, что ничего не происходило.

Ищенко: В августе 91-го я в Киеве был случайно, потому что в это время я еще заканчивал университет, и должен был находиться под Белой Церковью в военных лагерях. Но поскольку как раз Михаил Сергеевич в это время уже активно выводил войска из Германии, срочно надо было освободить место какой-то выводившейся части, то 18 августа у нас все внезапно прекратилось, и мы разъехались по домам. Поэтому 19-го утром, даже днем, я спокойно спал. А потом изучал по телевизору, что происходит в стране.

Должен сказать, что тогда в первый раз в жизни у меня было гнетущее чувство, которое потом неоднократно испытывал во время всяких майданов на Украине. Когда, кажется, во-первых, нет проблем убрать людей с улиц, но самое главное — можно не дать собраться. Например, Янукович мог не дать собраться Майдану, Кучма мог не дать собраться Майдану. До этого могли не дать собраться этим студентам, когда была так называемая революция на граните, когда еще при советской власти сдвигали премьера Украины Масола.

Куликов: Да, они там лежали на раскладушках? Ищенко: Они там в палатках сидели, и так далее. Куликов: Я помню раскладушки. Ищенко: Ну, и раскладушки там были, там и матрацы были, и все такое…

Куликов: Видный политический деятель всей эпохи независимости Олесь Доний знаменит тем, что он был причастен к этой группе, лежавших на раскладушках.

Ищенко: Там много было причастных. Так вот, всегда же можно было просто не дать собраться. И даже когда Ельцин призывал на защиту Белого дома… И вообще, в принципе, не понимаю, кто руководил страной, если министр обороны, министр внутренних дел и председатель КГБ, входившие в ГКЧП, не догадались просто интернировать Бориса Николаевича и его окружение. Просто не дать приехать в Москву.

http://radiovesti.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика