Мария Безчастная. Труба-2017: Газ сильнее санкций

gaz 301217Несмотря на противодействие США, Россия нарастила экспорт и строит магистрали

Несмотря на западные санкции и постоянные заявления некоторых западных политиков о необходимости снижать энергетическую зависимость от России, 2017 год стал успешным для газовой отрасли РФ. «Газпром» установил очередной рекорд зарубежных поставок. Если в 2016 году в страны дальнего зарубежья компания поставила 179,3 млрд. кубометров, что стало беспрецедентным результатом, то в 2017 этот показатель был побит уже 8 декабря.

Всего же с 1 января по 15 декабря «Газпром» увеличил поставки в дальнее зарубежье на 8,3% по сравнению с 2016-м, и они составили 184,2 млрд. куб. м. Соответственно, выросла и добыча «Газпрома». За 11,5 мес. 2017-го компания нарастила ее на 13,4% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

Стоит отметить, что выросли поставки в европейские страны — потенциальные бенефициары газопровода «Северный поток-2». Экспорт в Германию возрос на 7,5% по сравнению с прошлым годом и составил 50,5 млрд. кубов. Объем поставок в Австрию вырос на 39,3%, в Чехию — на 27,2%, Словакию — на 23,5%, Францию — на 6,1%, Нидерланды — на 7%, Данию — на 2,2%. В планах компании поставить по итогам года 192 млрд. кубометров газа.

Как отметили в «Газпроме», возобновились высокие темпы роста потребления газа в Китае в связи с развитием газовой электрогенерации и высокой экологичностью этого вида топлива по сравнению с углем. В итоге за первые три квартала увеличение экспорта составило 18%.

Летом состоялось важное событие — подписание «Газпромом» и китайской компанией CNPC дополнительного соглашения к договору купли-продажи природного газа о начале поставок по газопроводу «Сила Сибири» с 20 декабря 2019. Сам договор был заключен 21 мая 2014 на 30 лет. Он предполагает ежегодную поставку 38 миллиардов кубометров российского газа в Китай по «восточному маршруту».

Под конец года в Пекине председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер и его коллега из CNPC Ван Илинь подписали и координационное соглашение, в котором указаны условия взаимодействия сторон и порядок учета газа при осуществлении поставок.

Для проекта «Северный поток-2» 2017 год получился непростым. С одной стороны, никаких формальных препятствий для его строительства так и не было найдено. Об этом сказано и в официальном вердикте юридического отдела Совета ЕС. С другой, некоторые европейские страны под предводительством Польши, а также Соединенные Штаты продолжают выступать против проекта.

В августе США ввели очередной пакет антироссийских санкций, который предусматривал и ограничения в сфере газопроводных проектов. В частности, президент США может накладывать санкции на лиц и компании, вкладывающих в строительство российских экспортных трубопроводов более 5 миллионов долларов за год или 1 миллион долларов единовременно, а также оказывающих им технологическую или даже консультационную поддержку.

Это вызвало возмущение в Евросоюзе, и после консультаций с партнерами Госдеп выпустил разъяснение, гласившее, что санкции распространяются только на проекты, начатые после августа 2017 года. Тем не менее, угроза применения санкций к будущим проектам остается.

Несмотря на послабление, Вашингтон открыто заявляет, что считает «Северный поток-2» угрозой энергетической безопасности Европы и реформам на Украине. Пассаж об этом включен и в последний санкционный законопроект, принятый в августе. Заместитель госсекретаря США Джон МакКарик в интервью Радио Польши прямо заявил, что «Северный поток-2» не будет построен просто потому, что США выступают против. Украина, которая лишится части транзита после введения газопровода в эксплуатацию, также активно выступает против него и призывает США к более активным действиям.

Кроме того, Еврокомиссия уже разработала поправки в газовую директиву, которые могут быть одобрены в 2018 году. Если это произойдет, «Северный поток-2» попадет под действие Третьего энергопакета ЕС, что может затруднить его работу. Тем не менее, в «Газпроме» утверждают, что это не повлияет на судьбу газопровода и он будет запущен, как и планировалось, в 2019 году.

Если «Северный поток-2» пока ожидает разрешений и находится в «подвешенном» состоянии, то строительство «Турецкого потока» идет полным ходом. По состоянию на 20 декабря «Газпром» уложил более 600 км магистрального газопровода по двум ниткам. Первая предназначена для поставок газа исключительно в Турцию, а вторая должна протянуться до Европы. Предполагается, что от второй нитки будет построен газопровод-отвод IGI Poseidon в районе таможенного пункта Кипи на греческо-турецкой границе, который оттуда пойдет в Грецию и Италию.

Правда, если с турецкой веткой все ясно, со второй ситуация не так определена. Например, Болгария, которая в свое время отказалась от строительства на своей территории газопровода «Южный поток», теперь заинтересована в том, чтобы «Турецкий поток» пришел к ней. Но гарантий того, что если маршрут будет проложен через Болгарию, София не поддастся давлению со стороны США и снова не пойдет на попятный, нет. Тем не менее, в «Газпроме» заверяют, что переговоры и работа идут очень активно.

К «газовым» итогам года можно отнести и решение Стокгольмского арбитража по иску «Газпрома» к «Нафтогазу Украины». В «незалежной» представили его, как свою победу, но на самом деле все не так однозначно. Арбитраж действительно освободил Киев от многомиллиардных штрафов по условию «бери или плати» и постановил пересчитать цену на газ во втором квартале 2014 года. Однако «Газпром» и раньше закрывал глаза на невыполнение «Нафтогазом» условия take or pay, поэтому это были, скорее, политические требования.

В то же время, условие «бери или плати» не было отменено совсем, а только снижено до 4 миллиардов кубометров газа в год. Теоретически это значит, что «Нафтогаз» обязан вернуться к прямым закупкам у «Газпрома», от которых он отказался, перейдя на реверс. 2018 год покажет, пойдет ли Украина на этот шаг.

Также суд постановил, что Киев должен выплатить «Газпрому» задолженности по прошлым поставкам в размере 2,019 миллиарда долларов, причем за каждый день просрочки с украинской стороны будет взиматься 0,03 процента от суммы, то есть около 600 тысяч долларов США. Если учесть, что недавно Словакия приостановила поставки реверсного газа на Украину из-за признанного тем же Стокгольмским арбитражем долга в 21 миллион долларов, просто закрыть газа на это решение у Киева не получится.

Наконец, можно отметить и еще одно событие в российской газовой отрасли, которое состоялось под конец года, и было встречено достаточно буднично, но от этого не стало менее значимым. Компания «Новатэк» объявила о запуске первой технологической линии сжижения на «Ямал СПГ». Тем самым, «Новатэк» стал первым предприятием, которому удалось построить СПГ-завод за Полярным кругом.

Ожидается, что на первых порах производство достигнет 5,5 млн. тонн в год.

В «Новатэке» планируют досрочно ввести еще две очереди «Ямал СПГ» и начать работу над проектом «Арктик СПГ-2», которые в общей сложности будут производить около 35 млн. т СПГ в год.

К слову, во всем мире в 2016 году было произведено 336 млн. тонн. СПГ.

Финансовый аналитик группы компаний «ФИНАМ» Тимур Нигматуллин именно введение эксплуатацию «Ямал СПГ» называет одним из главных событий года в газовой отрасли наряду с ростом добычи «Газпрома».

— Я бы выделил два ключевых момента 2017 года, по сравнению с которыми остальные не так уж значимы. Первый — это увеличение добычи «Газпрома», а второй — запуск «Ямал СПГ» компании «Новатэк».

В предыдущие годы добыча «Газпрома» стагнировала или падала, но теперь удалось ее нарастить. Это может отчасти компенсировать растущие капитальные расходы госкомпании. Да и в целом позитивно, что ей удается наращивать добычу вопреки сложной рыночной конъюнктуре.

Существует теория, что сырьевой экономике для того, чтобы компенсировать спад цен, нужно наращивать, а не сокращать добычу, надеясь на возобновление роста котировок. Это оказывает комплексное положительное влияние на экономику. «Газпром» — это госкомпания, которая значима в масштабах России. Если она наращивает добычу даже при низких ценах, снижается безработица, растет промышленное производство.

Есть примеры стран, которые сокращали добычу в кризис или заставляли компании платить большие дивиденды, чтобы восполнить дефицит бюджета, например, Мексика. Но затем эти решения больно били по экономике и их комплексный макроэкономический эффект был негативным.

«СП»: — А почему вторым событием вы назвали запуск первой очереди «Ямала СПГ» компании «Новатэк»?

— Потому что это частная компания, которая развивается в высокотехнологичном сегменте. Важно, что запуск СПГ происходит в текущей сложной макроэкономической ситуации. На мой взгляд, это важнейший проект в сфере газовой промышленности за последние годы, и он более значим, чем все эти потоки в обход Украины. СПГ позволяет обходиться без газовых маршрутов в принципе и поставлять газ по морю.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшковсогласен со значимостью арктических проектов, но выделяет и ряд других событий, которыми запомнился 2017 год.

— Запуск «Ямал СПГ» стал одним из ярчайших событий 2017 года. К этому долго шел и «Новатэк», и все государство. Этот проект с самого начала лично курировал Владимир Путин, проводил по его поводу совещания в Салехарде. Государство очень сильно вложилось в этот проект, и он, по сути, подстегнул развитие Северного морского пути и всей нашей арктической программы. До того, как был инициирован «Ямал СПГ», такой комплексной программы развития Арктики и не было. Под «Ямал СПГ» построили порт за счет государства, возвели аэропорт, стали строить новые атомные ледоколы, Балтийский завод поменял собственника и стал государственным, и так далее.

Планы «Новатэка» до 2030 года огромные, и этот проект можно назвать якорным, хотя он и неоднозначен. На 12 лет он освобожден от всех выплат государству, хотя именно оно обеспечивало всю инфраструктуру, а это многомиллиардные затраты. Но это промышленная политика нашего государства, когда определенные проекты подстегивают развитие макрорегионов.

Еще одним знаковым событием в газовой отрасли можно назвать отчаянную борьбу наших трех гигантов — «Газпрома», «Роснефти» и «Новатэка», которые весь 2017 год бились и пытались пролоббировать нужные им положения в стратегии развития газового рынка. «Газпром» требовал права предоставлять скидки потребителям, что сегодня он делать не может и из-за этого проигрывает в конкуренции. «Роснефть» и «Новатэк» просили предоставить им право экспорта газа и уравнять тарифы на прокачку их газа и газа дочерних компаний «Газпрома».

В итоге битва закончилась ничем, силы были равны и все остались при своем. Никаких изменений в урегулировании газовой отрасли не произошло. Но то, что этот конфликт нарастает — одна из тенденций 2017 года, которая будет продолжаться. Проблема в том, что дальше игнорировать ее нельзя, и придется принимать какие-то решения.

Третье событие — это рекордный экспорт российского газа на внешние рынки. Благодаря тому, что котировки на нефть упали, а цены на «голубое топливо» к ним привязаны, дешевый газ активно импортировали, хотя все говорили, что никто ничего покупать у России не будет. Вряд ли «Газпром» сможет обновить этот показатель в 2018, потому что цены на нефть, а с ними и на газ растут. Именно стоимость остается определяющим фактором. Мы увидели, что цена на газ пока бьет все политические моменты, а экономика побеждает политику.

Наконец, нельзя не упомянуть о решении Стокгольмского арбитража по газовому спору между «Газпромом» и «Нафтогазом».

«СП»: — Оценки этого решения самые разные, оно скорее негативно или позитивно для «Газпрома»?

— Мы еще не видели окончательного текста решения, но из того, что нам известно, Стокгольмский арбитраж присудил «Газпрому» только 2 миллиарда вместо 56 млрд., на которые претендовала компания. В то же время, «Нафтогаз» обязан вернуться к прямым закупкам у «Газпрома». Напряженность между странами остается, российская компания все равно хочет обойти Украину, как транзитера, поэтому конфликт продолжается.

В феврале арбитражем будет озвучено решение по транзиту, посмотрим, каким оно будет. Но, по крайней мере, контракт действует до 2020 и в газовых отношениях между странами появляется какая-то определенность на ближайшие два года. Впрочем, как эти решения будут выполняться, покажет новый год.

Мария Безчастная

«Свободная пресса»


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика
Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com