Искусство политической смерти

Nemzov 06-03-15«Дуб – дерево. Роза – цветок. Олень – животное. Воробей – птица. Россия – наше отечество. Смерть неизбежна». Из всех этих аксиом по-настоящему важна лишь последняя. Она же наиболее непознаваема.

Мертвый Немцов, лежащий на мокром асфальте – куда жизненнее, чем завоевания реформаторов, олигархическая семибанкирщина или поднимание народов с колен. Просто потому, что нашпигованный свинцом труп Немцова неоспорим и очевиден абсолютно для всех. Неочевидно лишь влияние этой смерти на нашу с вами жизнь. И эта неочевидность страшнее всех версий убийства.

«Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить – кто написал четыре миллиона доносов? (Эта цифра фигурировала в закрытых партийных документах.) Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой?

Ничего подобного. Их написали простые советские люди. Означает ли это, что русские – нация доносчиков и стукачей? Не в коем случае. Просто сказались тенденции исторического момента», – писал Довлатов.

Неужели Сталин страшнее 4-х миллионов доносов? Нас пугают не количество убитых в гулаговских стенах и даже не число палачей. А их концентрация и соотношение за его стенами. Вы ж не всерьез боитесь немощных бабок с портретами Красного Вождя? Вы боитесь его безальтернативности на фоне вашей жизни.

Комментируя убийство Немцова, власть подчеркивает его провокационность, а оппозиция настаивает на политизированности. Будто одно исключает другое. Политический Олимп не гарантирует благосклонности к своим обитателям до конца жизни. Не гарантирует ее и после смерти. Упав с него, вы не сможете жить без политики – не сможете без нее и умереть. Сами ее законы вам не дадут.

Даже ваша естественная смерть будет политической. А любая неясность или подозрительность в смерти политика автоматически породит спекуляции и конспирологические теории. А ваше убийство, вне зависимости от мотива, будет мощнейшей политической манифестацией.

Ложь, повторенная 1000 раз, становится правдой. В том числе и для самих лжецов. Перманентно обвиняя оппонента в поедании детей, главное – не сожрите собственных.

Кому выгоднее смерть Немцова: Западу или Кремлю? Важнее этого вопроса только другой, гораздо более острый и беспощадный: чем именно вам не выгодна смерть Немцова? Ответьте на него хотя бы самим себе.

Вы не чувствуете себя в безопасности? Как и от любого другого бытового убийства. Чем оно отличается от прочих политических? Платон определял любую политику, как искусство жить вместе. Вопрос ведь не в физическом выживании «высшего сословия» — вопрос в жизнеспособности политической системы и ее механизмов. Принцип демократии гласит, что институты важнее конкретных фамилий. Принцип украинской незалежности подтверждает: хуже президентства Януковича могло быть только его свержение. Политические методы могут быть разными, но логика – одна.

Пишете на своих страничках в Сети, что «путинская хунта убила Немцова»? Траурный марш у нее под носом – признак вашего идиотизма, а не смелости.

Умение выживать скопом – еще не искусство политики. Мучеников готовы слушать только на кресте, на трибуне важны другие качества.

В этом смысле Немцов выгодно отличался: он был органичен как во власти, так и в оппозиции. Политика была неотделима от самой его жизни. В губернаторском кресле и с шахтерами, в кабинете Путина и на баррикадах. Он мог лажать, но не фальшивить. Бунтовать, но без большевизма. Заводить бесконечных любовниц и этого не стесняться. Обличать врагов, но при этом их уважать. Для такого PoliticalAnimal среда обитания важнее тупой борьбы за власть.

«Путин – талантливый политик. Безусловно, его недооценивали», – может ли какой-нибудь лидер оппозиции сказать такое? Его борьба с Путиным была лишена торжественной патетики. Серфинг в Австралии он мог предпочесть очередному маршу в Москве. Борьба с режимом – это, конечно, хорошо, но для Немцова были вещи и поинтереснее.

Кроме Путина, в его жизни были жены, дети, любовницы, бизнес, спорт, физика, Ярославская дума и азарт. Да и смерть настигла в обществе модели, как ни крути.

Приносить себя в жертву – не его стиль. Любовь к себе гораздо больше, чем злоба на состоявшегося преемника Ельцина. Смысл демонстративного убийства Немцова очевидно в невозможности донести до аудитории месседж другим способом.

Целевой аудиторией является вся страна. В чем еще оппозиция не обвиняла власть? Как еще Кремль не дискредитировали? Единственный новый месседж адресован всем россиянам, которых хотели таким способом убедить в слабости власти.

Убийство ключевого политика ельцинской команды прямо в кремлевской вотчине – это дерзко, наглядно и понятно. Вопрос в эффективности…

Иван Афонин, заместитель главного редактора портала Liberty.ru, специально для «Актуальных комментариев»

Источник


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика