«Забытая война» возвращается на Украину

 

Фото: Пресс-служба президента Украины

Фото: Пресс-служба президента Украины

Во вторник, 17 марта, Верховная Рада Украины приняла постановление №2379 «Об одобрении обращения от имени Украины к Совету Безопасности Организации Объединенных Наций и Совету Европейского Союза о развертывании на территории Украины международной операции по поддержанию мира и безопасности».

За соответствующее решение проголосовал 341 народный депутат.

В пояснительной записке, опубликованной на официальном сайте Верховной Рады, говорится, что целью принятия данного постановления является «создание условий» для данного обращения.

И хотя «создание условий» — это еще не само обращение, политический механизм, запущенный Верховной Радой, уже начал получать реальное наполнение. Начались первые консультации.

Сегодня, 24 марта, Президент Украины Петр Порошенко и заместитель генерального секретаря Организации Объединенных Наций (ООН) Хелен Кларк, обсуждая содействие реформам в Украине, уже затронули и вопрос о шансах направления миротворцев на Донбасс.

«Стороны обсудили широкий спектр вопросов, среди которых главными были ситуация на Донбассе и возможность привлечения миротворцев ООН для урегулирования ситуации в регионе», – говорится в сообщении Администрации Президента Украины (АПУ).

Казалось бы, странная ситуация. По уставу Объединенных наций решение о миротворческой операции принимает Совет Безопасности, в котором как минимум два его постоянных члена, Россия и Китай, возражают против интернационализации конфликта на Юго-Востоке. Каждое из этих государств обладает правом вето, что закрывает любую возможность для принятия Совбезом решения о вводе миротворцев ООН в зону конфликта.

Кроме того, ООН не отправляет миротворцев, если не заручится поддержкой обеих противостоящих сторон. За всю историю миротворческих операций было только два исключения – операция в Сомали (UNOSOM I и II,1993-95) и операция в Боснии ( UNMIBH, 2002), где это правило нарушалось, и оба прецедента привели к серьезным жертвам, практика отправки миротворцев ООН без согласия кого-то из участников конфликта была признана неудачной, и больше такие операции не проводились. Поскольку республиканцы ЛНР и ДНР возражают против интернационализации конфликта, — это еще одна причина, почему отправка миротворческой миссии ООН невозможна.

Казалось бы, очевидный тупик. Многие наблюдатели в этой связи рассматривают действия Украины как исключительно пропагандистский ход, призванный привлечь внимание к «неконструктивной» позиции России и республик. Однако более детальный анализ украинского поля обсуждений показывает, что все гораздо сложнее – перед нами грамотная, хорошо спланированная, хотя и рискованная тактика легитимации в ООН ввода на украинский Юго-Восток войск НАТО по модели, близкой к легитимации ООН контингента НАТО в Афганистане.

Странная проговорка президента Порошенко о том, что он «отметил необходимость активизации усилий по направлению миротворцев под эгидой ООН для деэскалации ситуации на Донбассе и выразил надежду, что Совет безопасности ООН и Генеральная ассамблея этой организации утвердят соответствующий мандат», опубликованная на сайте главы украинского государства, сразу же обратила на себя внимание экспертов.

Президент Украины мог и не помнить, что Генассамблея не имеет никакого отношения к решению о миротворческих операциях, но перед нами – не устная речь, а публикация официального документа, и тут такая проговорка не может объясняться забывчивостью.

Анализ показывает, что в прессу уже просочились детали подготовки плана Украины по использованию именно Генеральной ассамблеи ООН для легитимации войск НАТО в украинском конфликте – что позволило бы обойти оба препятствия: вето России (и, весьма вероятно, Китая) в Совете безопасности и запрет посылать силы ООН при возражении одной из сторон (войска НАТО таким ограничением не связаны).

Более полувека назад, в разгар Холодной войны, действительно, был единственный эпизод, когда США удалось обойти Совет безопасности при решении вопроса об узаконивании военной операции.

Существует резолюция Генеральной ассамблеи ООН «Объединение ради мира» №377(5), которая была принята 3 ноября 1950 года. В резолюции говорится, что «если Совет безопасности ООН из-за нехватки единодушия среди постоянных членов оказывается неспособным применить эффективные меры по поддержке международной безопасности, Генассамблея обязана рассмотреть этот вопрос немедленно с целью разработки рекомендаций по противодействию агрессии и поддержке мира, включая применение вооруженной силы».

Резолюция Генеральной ассамблеи носит рекомендательный характер, но этого оказалось достаточно, чтобы США и их союзники (Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и др.) приняли решение по отправке войск.

Так началась Корейская война, первая глобальная война после Второй мировой, в которой было разрушено более 4/5 промышленной и транспортной инфраструктуры обоих государств, погибло (по сдержанным оценкам) около миллиона корейцев с обеих сторон и почти пятьдесят тысяч американцев.

Резолюция №377(5) всплывала еще несколько раз, но уже никогда, после таких кровавых последствий, которые, к тому же, не привели к ликвидации конфликта даже через семь десятилетий – для легализации войны.

Это не останавливает новое украинское государство – тема применения резолюции №377(5) широко обсуждается на экспертом уровне и в масс-медиа.

Вчера на брифинге ее в очередной раз затронул влиятельный украинский дипломат, представитель Украины в Совете ООН по правам человека в 2006-2010 годах профессор Владимир Василенко.

«Есть выход из этой ситуации (с возможным вето России, — ред.). Но его реализация потребует очень серьезных усилий со стороны украинской дипломатии и ее способности убедить лидеров западных государств принять решение, которое позволило бы противодействовать агрессору», — сказал он, указывая именно на резолюцию №377(5).

«В резолюции 377 говорится о рекомендации, это ее недостаток. Но позитив в том, что на основе этой резолюции Генеральная ассамблея может принять решение о применении любых мер против агрессора, включая вооруженные силы», — продолжает Василенко, хотя и признает – будет трудно заставить ООН проголосовать за войну: «На сегодня это означает 129 государств-членов… Это сложная задача. Напомню, что за мартовскую резолюцию о территориальной целостности Украины и осуждении аннексии Крыма проголосовали 100 государств». Но почему бы не рискнуть?

Валиненко вовсе не маргинален в среде украинских экспертов с идеей использовать опыт легитимации Корейской войны. Скорее, это уже мейнстрим в разработке метода интернационализации конфликта на Донбассе, чего давно и вполне открыто добивается официальный Киев.

За неделю до него подробный анализ технологии использования резолюции 377 изложил телеканал «112». А еще за неделю перед тем, в начале марта, об этом говорил директор военных программ центра им. Разумкова Николай Сунгуровский.

Логика этих шагов понятна: в ситуации, когда одна сторона конфликта пользуется безоговорочной поддержкой НАТО, а другая является непризнанной как международный субъект, трупы миротворцев из НАТО будут играть на руку Киеву куда больше, чем горы трупов самих украинцев. Цинично, но прозрачно.

Александр Шпунт, директор российского Института инструментов политического анализа,специально для «Актуальных комментариев»

http://actualcomment.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика