Одни разделили позицию Администрации Порошенко и назвали опубликованные документы фейком. Другие заявили об их несомненной подлинности. Примечательно, что о подлинности документов заявляли в основном проамериканские и антироссийские комментаторы, занимающие в информационном пространстве маргинальную нишу.

Это легко объяснить. Ведь, если документы подлинные, то есть два варианта их появления в эфире «Рустави-2». Либо их туда (прямо или опосредованно) передало ФСБ, либо кто-то получил несанкционированный доступ к архиву ФСБ. Оба варианта представляются маловероятными. ФСБ, даже сливая документы через посредника, вскрывало бы цепочку связей, ведущую с Лубянки в офис «Рустави-2». Эффект от публикации явно не стоит такой жертвы. Если же документы были получены несанкционированно, то, учитывая, что доступ к ним предельно ограничен, тому же ФСБ было бы несложно вычислить человека, организовавшего слив. Опять-таки для любой спецслужбы эффект от публикации не стоит того, чтобы терять «крота», имеющего доступ в архив ФСБ.

Я делаю акцент именно на бессмысленности акции для спецслужб, поскольку аргументация сторонников Порошенко, упирающих на то, что в 2007 году сын Порошенко не был женат на девушке из Питера и, следовательно, Пётр Алексеевич не мог ездить туда к родственникам, не выдерживает критики. Алексей Петрович и его жена родились в одном и том же 1985 году. В 2007-м им было по 22 года и они вполне могли проживать вместе, без регистрации. Украинские законы приравнивали такое проживание к браку, если оно продолжалось полгода и больше. Поэтому Пётр Порошенко абсолютно не покривил бы душой, называя сына женатым.

Более того, даже если бы какая-то спецслужба умышленно изготовила фейковые документы и вбросила их в информационное пространство, чтобы скомпрометировать Порошенко, она либо не допустила бы ошибку с родственниками, либо имела бы на руках доказательство того, что сын был женат де-факто раньше, чем оформил брак, и в Питере у родственников Порошенко бывал.