Инициатива перешла к ней и вопрос заключается только в том, сумеет ли она грамотно воспользоваться ситуацией и довести дело до логического конца.

Формально действия Порошенко были правильными, но недостаточными и из рук вон плохо организованными. Действительно, перешедший в активную фазу третьего декабря мятеж, формально возглавляемый Саакашвили, необходимо было быстро гасить. Для подавления любого мятежа требуется оперативно устранить его лидеров. Их можно арестовать, вынудить покинуть страну, выслать, наконец убить. Актуальность конкретного варианта диктуют обстоятельства.

С этой точки зрения, попытка ареста Саакашвили была вроде бы правильным ходом. Но именно вроде бы.

Ни для кого не секрет, что Саакашвили, чей рейтинг на Украине колебался в районе статистической погрешности, был только лицом мятежа. Главные организаторы и бенефициары на митингах не выступали, но были поимённо известны (Тимошенко, Наливайченко, Садовой, Коломойский). Сидящий в Женеве Коломойский был для Порошенко недосягаем, но он и не имел соответствующих организационных возможностей. Он лишь финансировал мятеж. Главные организаторы находились в Киеве.

Победа или провал любого мятежа зависит от оперативности и решительности действий сторон. В этом заключается слабость любого государственного переворота, облачаемого в формы майдана. Он растянут во времени и у власти есть шанс на адекватную реакцию. Если власть проявляет минимальную решительность и изолирует лидеров, то уличная толпа моментально теряет ударную силу.

Таким образом, Порошенко, если он хотел удержать власть (а он хотел), должен был нейтрализовать всю верхушку мятежников. При этом арест Саакашвили был также необходим, но он не был главным мероприятием. Изоляция Саакашвили должна была пройти одновременно с изоляцией реальных лидеров и делать всё это надо было тихо.

Арест Саакашвили (даже если бы он удался) в условиях оставления на свободе реальных организаторов не усиливал, а ослаблял позицию Порошенко. Михаил Николозович мог служить знаменем переворота и в тюрьме, и даже в могиле. В качестве мёртвого героя он был даже более удачным решением для оппозиции.

Напомню, что акция «Украина без Кучмы», из которой, в конечном итоге (через четыре года) вырос первый майдан, началась и проходила в условиях, когда погибшего харизматичного оппозиционера Гонгадзе заменила во главе «Украинской правды» (главного, на тот момент информационного органа оппозиции) практичная «серая мышка» Притула, озабоченная больше доходами, чем идеями. Саакашвили, в случае его трагической гибели или попадания в застенки режима, также мог заменить любой из его соратников. Более прагматичный и более предсказуемый, чем Саакашвили человек был бы на данном этапе даже выгоднее для оппозиции.

Таким образом, попытка ареста Саакашвили переводила мятеж в стадию силового столкновения в условиях, когда все организационные и информационные центры переворота, а также все его коммуникационные линии сохранялись в неприкосновенности. Это грубейшая ошибка Порошенко.

Но Порошенко допустил и ещё одну ошибку. Силовое прикрытие операции по аресту Саакашвили осуществляла та самая Национальная гвардия враждующего с президентом министра Авакова, которая уже один раз «не справилась» с прорывом Саакашвили через границу. Не мудрено, что и в этот раз силовики «не смогли» помешать не такой уж большой толпе освободить Саакашвили из рук «сатрапов Порошенко» после непродолжительной имитации столкновения.