Нагорный Карабах: почему у Баку все кругом виноваты

2017 год может стать прорывным в урегулировании конфликта

США вновь удивили. Под занавес уходящего 2016 года Вашингтон принял решение вместо Джеймса Уорлика, сопредседателя от США в Минской группе ОБСЕ (МГ ОБСЕ) по урегулированию нагорно-карабахского конфликта, который с 31 декабря уходит в отставку, временно назначить на эту должность посла Ричарда Хогланда. Известно, что он имеет 30-летний опыт дипломатической работы: в 2003—2006 годах был послом США в Таджикистане, в 2008—2011 годах — послом в Казахстане, в 2011—2013 годах — послом в Пакистане. В последнее время руководил работами по военной координации в рамках российско-американского соглашения по Сирии, занимал должность первого заместителя госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии. До этого успел побывать и пресс-секретарем американского посольства в России. Удивление же в том, что Вашингтон, как бывало раньше, не сделал обычной дипломатической паузы на карабахском направлении, хотя нам неизвестно, согласовывалась ли кандидатура Хогланда с новой администрацией президента Дональда Трампа.

Вообще должность сопредседателя в МГ ОБСЕ исполнительная и каждый из сопредседателей не осуществляет в этом формате самостоятельной политики, действует только на основе инструкций своего правительства. Так действовал сопредседатель от США Уорлик, которого, похоже, в Азербайджане не очень жаловали. Сегодня ему в спину, как его прямому шефу госсекретарю Джону Керри посылаются «скифские стрелы». «Госсекретарь США Джон Керри стал виновником ряда дипломатических проблем, сделав вид, что лидеры Армении и Азербайджана «не готовы» разрешить вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе, — пишет, к примеру, Vesti.az. — Азербайджанские представители часто совершали официальные визиты в Вашингтон, однако главный американский дипломат (Керри — С.Т.) был слишком занят для того, чтобы провести официальный визит в Баку и продемонстрировать готовность найти решение нагорно-карабахского вооруженного конфликта. Госдепартамент США создал неожиданный вакуум в регионах Кавказа, Украины, Юго-Восточной Европы и Южной Америки. Такое отношение, по понятным причинам, побудило российское и иранское руководство начать действовать на мировой арене, не только на Кавказе, но и в Балканских странах и странах Латинской Америки, включая Венесуэлу, Эквадор и Никарагуа. Керри намеренно воздерживается от активного участия и предоставления помощи в разрешении этого вопроса вместе с сопредседателем Минской группы ОБСЕ от США Джеймсом Уорликом, вынуждая заниматься им Москву. Уорлику не удалось привлечь внимание мировой общественности к тому факту, что армянское правительство ввело экономическую блокаду Нахичевани. Вашингтон продолжает говорить о своей невиновности, когда речь заходит об Азербайджане и затяжной войне на истощение, длящейся уже два десятилетия. Соединенные Штаты должны показать свою явную поддержку таким свободолюбивым странам, как Азербайджан и Грузия, что поспособствует укреплению мира и стабильности в регионе».

Почему Баку вменял Уорлику задачу привлечения внимания мировой общественности к проблеме урегулирования нагорно-карабахской проблемы вместо того, чтобы действовать на этом направлении усилиями прежде всего своей дипломатии — непонятно. И вряд ли посол Хогланд будет действовать иначе, даже несмотря на то, что некоторые армянские круги припомнили ему, что в свое время в ходе слушаний в Сенате США по одобрению его кандидатуры на место посла в Армении, его отрицание геноцида армян привело к тому, что назначение было отложено.

В то же время очевидно, что Вашингтон считает необходимым не снимать руку с пульса нагорно-карабахского конфликта, особенно в ситуации, когда на линии соприкосновения конфликтующих сторон возобновились вооруженные столкновения, что еще раз высвечивает необходимость практической реализации венских и санкт-петербургских соглашений, предусматривающих введение в зону конфликта системы мониторинга и международных наблюдателей. Однако официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев считает, что вопрос «расследования инцидентов набил оскомину» и продолжает обвинять Армению в том, что она старается превратить данную тему «в предмет спекуляций». По его словам, азербайджанская сторона «неоднократно заявляла о том, что механизмы расследования инцидентов должны быть синхронизированы с субстантивными переговорами и стать их частью».

Хорошо, но почему тогда Баку не огласил свою позицию в Вене или в Санкт-Петербурге, и ведет примитивную заочную борьбу? То он злорадствует по поводу того, что, мол, «одержал победу на чужом поле», когда из-за отсутствия президента Белоруссии Александра Лукашенко на последней сессии Организации договора по коллективной безопасности (ОДКБ) в Санкт-Петербурге, не удалось выбрать на должность генерального секретаря представителя от Армении. Или организует информационную атаку на пока еще действующего генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжу, который, выражая обеспокоенность развитием событий в зоне нагорно-карабахского конфликта, использовал формулировку «Нагорно-Карабахская Республика». В этой связи МИД Aзербайджана распространил заявление, обвинив Бордюжу в том, что он не только «ставит под сомнение территориальную целостность, суверенитет и признанные на международном уровне границы Азербайджана», но и якобы «способствует нарушению переговорного процесса по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, проводимого при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ».

При этом МИД Азербайджана потребовал оценки данного заявления со стороны стран-участниц МГ ОБСЕ. МИД России ответил: «Призываем стороны продолжать строго придерживаться взятых на себя обязательств по поддержанию режима прекращения огня и незамедлительно предпринять все необходимые шаги по стабилизации ситуации. Что касается заявления генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Николая Бордюжи, то позиция государств-членов ОДКБ по нагорно-карабахскому конфликту четко выражена в их совместном заявлении, принятом 14 октября с.г. в Ереване». Но если быть последовательными, то, как подметил армянский эксперт Давид Шахназарян, в недавнем бакинском заявлении президентов Беларуси и Азербайджана Александра Лукашенко и Ильхама Алиева «они в качестве приоритета отметили принцип территориальной целостности», но не использовали слово «мирное», что противоречит позиции и принципам стран-сопредседателей МГ ОБСЕ в процессе урегулирования конфликта. Москва промолчала. И не только тогда, но и раньше, когда глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, посетив Баку с незапланированным визитом, вдруг заявил о какой-то российской инициативе в карабахском урегулировании вне формата МГ ОБСЕ. Потом в Гамбурге, на полях СМИД ОБСЕ, главы МИД стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ — министр иностранных дел России Сергей Лавров, госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро распространили заявление, в котором призвали Ереван и Баку уважать договоренности, отраженные в совместных заявлениях по итогам встречи на высшем уровне в Вене и в Санкт-Петербурге. Но ранее Москва сообщала, что именно Баку не поставил свою подпись под этими документами и почему тогда призыв адресуется не ему, а вместе с Ереваном»?

Баку раздражает то, что объявив апрельскую войну в Нагорном Карабахе «победой», он оказался не в состоянии конвертировать ее в какое-либо дипломатическое достижение. В переговорном процессе образовался тупик во многом из-за позиции Азербайджана, который пытается прямо по ходу изменить переговорную повестку. В данном случае вещи давно пора все называть своими именами. Позиция США, как и позиция России в отношении принципов урегулирования конфликта для Азербайджана считаются неприемлемыми. Отсюда появляется желание маневра. То ведут переговоры одного типа, потом требуют так называемого субстантивного уровня, то заявляют о какой-то особой позиции Москвы, а потом, обозначая «фактор Бордюжи», намекают на обострение в зоне нагорно-карабахского конфликта «с участием третьих сторон», то осуждают дипломатию госсекретаря США Керри, а потом ждут вступления в должность президента Трампа, который, по их мнению, «занимает жесткую позицию к Тегерану», что «может привести к определенным изменениям в балансе сил в регионе».

После апрельских боев Азербайджан, обвиняя Армению в «агрессии», мог бы выставить во главу угла в качестве главного условия возобновления переговорного процесса именно этот факт, как и Армения, действуя наоборот. Но ни того, ни другого не случилось. Появление системы мониторинга и международных наблюдателей в зоне конфликта лишило бы стороны возможностей манипулировать ситуацией в своих интересах, регулярно обмениваться обвинениями в обстрелах. Но против выступает Азербайджан. Стоит ли после этого удивляться тому, что сопредседателям МГ ОБСЕ не удается организовать очередной саммит президентов Азербайджана и Армении. В этой связи бакинский политолог Зардушт Ализаде справедливо отмечает, что «потенциал примирения, необходимый для урегулирования конфликта, не используется». Один из таких потенциалов — введение в переговорный процесс Степанакерта, чего опасается Баку, полагая, что речь идет о появлении в регионе «второго армянского государства». Но такой трек — участие в переговорах Степанакерта — объективно давно назрел, и без его использования реальная работа над продвижением мирного процесса вокруг нагорно-карабахского конфликта невозможна. И, безусловно, одними из самых важных игроков, чью роль в урегулировании сегодня трудно переоценить, являются Вашингтон и Москва. У администрации Барака Обамы не хватило исторического времени для доведения этого процесса до логического завершения и она остановилась в шаге от принятия важнейшего решения на этом направлении. Посмотрим, что предпримет президент Трамп.

Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика