Национализация! Что ждет Украину после потери предприятий Донбасса

1 марта власти республик Донбасса национализируют предприятия, которые находятся на их территории, но до этого момента подчинялись Украине и платили налоги в украинский бюджет

Иван Шилов © REGNUM

Тяжкие думы о национализации

История вопроса

Железнодорожная блокада Донбасса грозит обернуться для Украины мерой, которой в республиках пугали Киев с 2014 года, однако так полностью и не решились её провести: национализацией предприятий.

Разговоры о возможности/необходимости национализации начались практически сразу после провозглашения независимости республик в 2014-м году. Так, уже в декабре 2014 года глава ДНР Александр Захарченко заявлял в интервью «Донецкому агентству новостей» о том, что государственная собственность Украины фактически национализирована. Однако официально этот процесс был оформлен только с лета прошлого года. В конце июня в ДНР был принят закон о национализации, который уже тогда определил перечень объектов, на которые эта процедура может распространиться. Во-первых, все объекты, которые на момент провозглашения республики принадлежали Украине: помещения центральных и местных органов власти, объекты инфраструктуры. Во-вторых, предприятия, которые частично или полностью принадлежали Украине. В-третьих, частные предприятия, деятельность которых прекращена, но которые имеют важное значение для экономики республики. Однако крупных промышленных объектов эти меры до последнего времени не касались:

«Крупные предприятия отбирать уже давно начали. У нас теперь есть государственное предприятие «Теплица Донбасса», государственная «Республиканская топливная компания», которая объединяет все заправки Рината Ахметова. Донецкий мини-металлургический завод «Истил», цементный завод национализировали. Основные крупные предприятия. Все рынки, все крупные продуктовые магазины, все заправки в первую очередь перешли под контроль правительства ДНР», — ссылалось издание «Страна.ua» на свой анонимный источник на территории республики.

MrPenguin20

Флаг донецкой республики

Отдельной строкой следует упомянуть список из 49 человек, которым ранее был запрещён въезд на территорию республики. В него попали бизнесмены и чиновники родом с Донбасса, ставшие со временем крупными фигурами в украинском бизнесе и политике. В республике считают их прямо или косвенно ответственными за кризис 2013—2014 гг., а изъятие собственности на территории республики, по логике авторов документа, стала бы своего рода наказанием. Иными словами, нынешняя блокада актуализировала вопрос, а не породила его, хотя национализация за это время коснулась не всех предприятий, по которым была намечена.

Нужно отметить, что изначально предприятия ГМК бизнесмена Рината Ахметова (также входит в вышеупомянутый перечень) в ДНР приватизировать не собирались. «Он не затевал революцию и не устраивал здесь гражданскую войну. И не финансировал боевиков. Поэтому мы пытаемся с ним договориться и относимся к его заявлениям, весьма нервным [Ахметов отказался платить налоги в бюджет ДНР — Ред.], спокойно», — утверждал в интервью РИА Новости глава «Союза добровольцев Донбасса» Александр Бородай (в 2014 — председатель Совмина ДНР).

Национализация как реакция на блокаду

В очередной раз тема возможной национализации предприятий ГМК возникла снова вскоре после начала блокады. Кроме срыва поставок энергетического угля на ТЭС и ТЭЦ Украины, последствием блокады стало прекращение поступления коксующегося угля и железорудного сырья на метпредприятия Донецкой области — как на территории республик, так и на подконтрольной Украине территории. И если украинские предприятия пока не знают, что с этим делать, для республик возможный выход был озвучен ещё 22 февраля: «…в Москве принято решение в таких условиях, созданных Киевом, осуществлять поставки коксующегося угля в Донбасс напрямую», — приводил тогда «Взгляд» слова своего источника в энергетическом секторе. — Порошенко и иже с ним дают Донбассу сигнал к национализации предприятий. Они просто не оставляют донецким и луганским предприятиям другого выхода».

За 4 дня до этого, 18 февраля, журналист Сергей Головнёв в своём Facebook опубликовал сканы документов, из которых следует, что из национализированных предприятий в республике планируют создать холдинг «Метэнерго: «В холдинг планируется «национализировать» 18 предприятий. В том числе активы Ахметова: Енакиевский меткомбинат, Макеевский филиал ЕМЗ, Енакиевский коксохим, Харцизский трубный завод, Докучаевский флюсо-доломитный комбинат, Комсомольское рудоуправление, Краснодонуголь, Ровеньки‑ и Свердловантрацит, Шахту Комсомолец Донбасса, Зуевскую ТЭС, Донецкоблэнерго. В том числе активы Нусенкиса (Донецксталь): Донецкий метзавод, Макеевский и Ясиновский коксохимы. В том числе активы ИСД (ВЭБ, Мкртчан): Алчевские меткомбинат и коксохим. А также уже национализированная шахта им. Засядько Всего на этих активах, согласно аналитичке, работает 102 тыс. человек. Предполагается, что в год на обеспечение работы такого холдинга понадобится $2 млрд, а доходов он сгенерит $3,4 млрд».

Anastasiya Fedorenko

Ринат Ахметов

Вполне возможно, что опубликованные документы — один из прошлых планов национализации промышленности и не факт, что именно он будет реализован. Однако в том, что так или иначе предприятия перейдут под контроль республик, сомнений всё меньше. Председатель Народного Совета ЛНР Владимир Дегтяренко уточнил, что уже создан штаб, который будет контролировать процесс: «Для осуществления контроля за процессом по переходу предприятий украинской юрисдикции под внешнее управление создан штаб, в который, помимо меня, вошли также представители профсоюзов, лидеры общественного движения (ОД) «Мир Луганщине» и ассоциации профсоюзов, председатели профсоюзов работников и депутаты».

Позже, на совместном брифинге глав ДНР и ЛНР — Александра Захарченко и Игоря Плотницкого — был обозначен и конкретный срок: 1 марта. «Киев, используя радикалов, организовал и продолжает блокаду железнодорожных путей, угрожает блокадой автомобильных дорог… Многие предприятия были вынуждены остановить свою работу. Мы вынуждены объявить, что, если до 00:00 среды (1 марта 2017 года) блокада не будет снята, то мы введём внешнее управление на всех предприятиях украинской юрисдикции, — заявили главы ЛНР и ДНР. — Мы перестанем поставлять уголь на Украину. Для поставок угля нет ни возможности, ни схемы оплаты. Мы будем перестраивать все производственные процессы и ориентировать их на рынок России и других стран». Такое заявление главы республик сделали в понедельник, 27 февраля.

Известно также, что вечером 27 февраля парламенты обеих республик рассматривали вопрос национализации, а вернее, поправки в закон «О налоговой системе»: юридические лица и физические лица-предпринимателей, не являющиеся резидентами, до 1 марта должны заключить договоры с налоговыми агентами на территории ДНР. Очевидно, это предприятия ГМК не станут этого делать, что станет формальной причиной их национализации. Поправки приняты парламентами обеих республик.

Реакция Украины

С украинской стороны предпочли не поверить этим угрозам. «Это попытка нас попугать. Речь идет о системообразующих предприятиях, которые задействованы в вертикально-интегрированных компаниях и являются и как отдельно взятое звено, и в цепочке производственного цикла. Если эту цепочку разорвать, найти сбыт продукции, которую производили эти предприятия, для того, чтобы поддерживать их жизнедеятельность, — это совсем непросто. И продукция этих предприятий далеко не востребована в России. Если говорить о тех же самых шахтах, там своего угля выше крыши, не знают, куда девать, закрывают шахты. Поэтому пусть себе болтают все, что угодно. Я в это не верю», — так прокомментировал для «BBC-Украина» брифинг Захарченко и Плотницкого заместитель министра по вопросам «временно оккупированных территорий» Георгий Тука. «Блокировщики», из-за действий которых всё и заварилось, высказались примерно в том же ключе: «Для того, чтобы национализировать, нужно быть как минимум нацией или государством. Кто такие Захарченко и Плотницкий? Это не национализация, а обычный грабеж. Внутренние междусобойчики с Ахметовым [бизнесмен Ринат Ахметов — собственник большинства предприятий ГМК, о которых идёт речь — Ред.] меня вообще не интересуют… Они не знают, что им сделать, потому что этот уголь никому, кроме Украины, не нужен. Россия свой рынок закрывает, поэтому у них паника. Уголь — это те деньги, на которые они жили, а сейчас этих денег нет. Они пытаются через Ахметова надавить на нас. А я говорю: я плевать хотел на Ахметова и на их всякие сказки. Я думаю, и народ Украины плевать хотел на их междусобойчики», — заявил один из организаторов блокады Анатолий Виногродский в комментарии ресурсу «Информационное сопротивление». И похоже, что это один из немногих вопросов, по которым Киев и блокировщики Донбасса находят общий язык.

«Если произойдет национализация украинских предприятий на оккупированных территориях, то это негативно повлияет на минские переговоры. Украина потеряет юридический контроль над предприятиями, также ситуация повлияет на сотрудников предприятий. Любая национализация — это сигнал о потенциальном замораживании конфликта», — такую позицию заняла в эфире NewsOne представитель Украины в подгруппе контактной группы по урегулированию конфликта Ольга Айвазовская.

«Они не смогут наладить сбыт», — так можно сформулировать главный аргумент представителей всех политических лагерей Украины, не верящих в скорую национализацию. На Донбассе возражают и говорят, что эта проблема уже решена:

«Поставки сырья уже продуманы. Сбыт продукции найден. Рабочие места будут сохранены. Это важный и серьезный шаг, в том числе на пути суверенизации обеих Республик! Могу только поздравить наших граждан!» — приводит портал «Русская весна» слова председателя общественного движения «Свободный Донбасс» Евгения Орлова. Александр Захарченко менее оптимистичен, но и он заявляет, что за 1−2 месяца остановленные предприятия будут перезапущены, а за счёт этого республики смогут довести самообеспечение республиканских бюджетов до 70%.

Последствия

Последствия национализации донбасских заводов будут ощутимы в Киеве едва ли не сильнее, чем в самом Донбассе. Во-первых, это может сделать бессмысленным снятие блокады. Сегодня эти предприятия и шахты, хотя и находятся на неподконтрольной территории, зарегистрированы на Украине и платят налоги в её бюджет. Речь идет о весьма немалых суммах — в 2016 году с неподконтрольных территорий было заплачено более 1,2 млрд долларов налогов и сборов, более того — через них на украинский рынок поступает валютная выручка, что поддерживает курс гривны. Смена юрисдикции сделает их хозяйственную деятельность на территории Украины если не невозможной, то крайне сложной. И уж точно привлечёт внимание СБУ.

Александр Дейнека. Шахта (фрагмент). 1947

«Если предприятия будут национализированы, СБУ не даст возможности осуществлять торговые операции с ними. И тогда поставки угля — того же антрацита — с неподконтрольной территории будут невозможны. Возможно, тогда они будут осуществляться «кривым путем» — через территорию РФ. Что повысит стоимость логистики, и, как следствие, самого угля», — говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в комментарии «Украина.ru».

Политолог Дмитрий Корнейчук размышляет о том, что национализация — своего рода принуждение Украины к выполнению Минских соглашений: «После признания паспортов непризнанных республик, это второй сигнал Порошенко от Путина. Суть: если Украина продолжит саботировать «Минск», то Приднестровье-2 будет создано. Причем, это чревато Украине остановкой энергетики и промышленности без донбасского угля».

Политолог Дмитрий Фесенко в комментарии «Страна.ua» соглашается с тем, что национализация — это следующий шаг после признания Россией документов ДНР и ЛНР. Однако он, напротив, уверен, что это станет шагом от выполнения Минска: «..происходит политическое замораживание конфликта и разделение Донбасса. если не навсегда, то надолго. Это не только удар по Ахметову, это проблема для выполнения Минска. До сих пор сам Ахметов давал шанс на медленную реинтеграцию Донбасса. Но национализация предприятий создаст проблемы для самих непризнанных республик. Как потом будет происходить торговля углём? Контрабандным путём… Учитывая то, что главным пострадавшим от блокады окажется Ахметов, есть шанс, что он попытается сохранить ситуацию в приемлемом для него виде. Но надо понимать, что договариваться он будет не в Киеве или на Донбассе, а в Москве».

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко в комментарии этому же изданию прогнозирует, что потери составят не менее 2% ВВП. «Мы можем потерять миллиард и более из-за падения экспорта металла. В любом случае, все это очень плохо и будет негативно сказываться не только на курсе гривны, но и на целом ряде бюджетных программ. Если бюджет будет невозможно выполнить, то будет урезаться социалка. Вдобавок к этому ждите массовые сокращения, инфляцию и очередное снижение уровня жизни», — отметил специалист.

Политолог Руслан Бортник в комментарии «Вестям» предостерегает: национализация предприятий разорвет последние экономические нити, связывающие Украину с неподконтрольными территориями, и еще ближе подвигает участников к военному разрешению конфликта: «Экономические отношения были лучшим способом деэскалации конфликта, эффективным инструментом сохранения связей и интеграции Донбасса в состав Украины. Если экономические связи будут разорваны, мы станем на три шага ближе к военному разрешению конфликта». По его прикидкам, от этой национализации Украина потеряет около 5% ВВП.

Журналист Александр Дубинский в своём Facebook обращает внимание на то, что национализация, вполне возможно, обернётся для Киева досрочными выборами: «Не снять блокаду, — лишиться около 6 млрд грн. поступлений налогов от предприятий, работающих в отдельных районах Донбасса, но зарегистрированных на территории Украины. И получить банкрота-Ахметова, который перестанет быть ключевым спонсором власти. Но, я думаю, Петра Алексеевича не беспокоит судьба лично Рината Леонидовича. Для него самое главная проблема заключается в другом, — блокирование торговли и финансовые проблемы Ахметова вкупе лишают власть постоянной финансовой подпитки за счет «крышевания» контрабанды и угольных схем. Только на угле это около 2 млрд долларов за год. Это значит, что многомиллиардный кэш не попадёт к кассирам БПП-НФ [Блок Петра Порошенко-Народный фронт — фракции, входящие в парламентскую коалицию — Ред.], а те не смогут оплачивать сохранение коалиции и нужные голосования в парламенте [что приведёт к распаду коалиции, параличу парламента и досрочным выборам — Ред.]».

Процесс пошёл

По состоянию на поздний вечер 27 февраля Совмин ЛНР уже ввёл внешнюю администрацию на предприятиях «Ровенькиантрацит», «Свердловантрацит, «Краснодонуголь», о чём сообщается на сайте правительства республики. Т. е. эмоциональные оценки «этого не может быть, это блеф» попросту теряют актуальность.

Политический обозреватель Иван Лизан в эксклюзивном комментарии для ИА REGNUM поясняет что к чему: «Для республик Донбасса предприятия-нерезиденты, физически расположенные на территории ЛДНР, — украинские: они не зарегистрированы в республиках, не платят налоги и не подчиняются властям. Переход под внешнее управление означает, что они будут национализированы и переданы, скорее всего, в состав холдинга, который и объединит их. Поэтому в данном случае «внешнее управление» означает не передачу заводов и шахт на территории ЛДНР Российской Федерации, а включение их в состав некой республиканской госкомпании по образцу того, как были национализированы АЗС «Параллель» Рината Ахметова и сеть супермаркетов АТБ. АЗС вошли в состав Республиканской топливной компании, а супермаркеты объединили сеть Первого республиканского супермаркета. А вот компания, которая объединит заводы и шахты, уже будет выстраивать взаимодействие с республиканскими министерствами и через них с Россией, без которой возобновить работу промышленности будет невозможно.

Т.е. сегодня главная сложность для руководства республик заключается совсем не в том, откуда взять сырьё или куда сбывать продукцию. А в том, что предприятия единого хозяйственного комплекса оказались в подчинении двух республик. И решить это можно только одним способом: правительства не должны иметь прямого влияния на предприятия, а решать все спорные моменты им следует как со-управляющим холдинга, на надреспубликанском уровне (возможно, с привлечением консультантов из РФ). От того, насколько эффективно будет решена эта задача, будет зависеть и успех самой национализации».

Восточно-Европейская редакция ИА REGNUM

Источник: regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика