Максим Исаев. Chatham House: Кризис в Зимбабве и влияние КНР. В чем заинтересован Пекин?

zim 21117Улучшение инвестиционного климата и политический процесс в Зимбабве, который приведет к выборам законного правительства, представляют интерес как для КНР, так и для Великобритании

Известие о том, что главнокомандующий силами обороны Зимбабве генерал Константино Гувей Чивенга посетил Китай всего за несколько дней до военного переворота в стране, не осталось незамеченным. Данное совпадение, заявления Китая о том, что он внимательно следит за ситуацией в Зимбабве, и отсутствие осуждения со стороны Пекина отстранения президента Зимбабве Роберта Мугабе породили ряд предположений, пишет Алекс Вайнс в статье для Chatham House.

Китай является четвертым по величине торговым партнером Зимбабве и крупнейшим источником инвестиций для Хараре. Зимбабве является зависимым от Китая партнером, поскольку Пекин предоставляет для Хараре крупнейший рынок сбыта и оказывает поддержку, столь необходимую для хрупкой экономики Зимбабве.

Начиная со времен войны в Южной Родезии, между Китаем и Зимбабве установились глубокие отношения. В 1979 году Мугабе не удалось заручиться поддержкой со стороны Советского Союза, поэтому он обратился к Китаю, который предоставил Зимбабве оружие и военных инструкторов. Обе страны установили дипломатические отношения после того, как Зимбабве получила независимость в 1980 году. Уже в следующем году Мугабе посетил Пекин в качестве премьер-министра Зимбабве.

В течение многих лет официальные лица Зимбабве пытались направить Китай против Запада, продвигая свою стратегию «Look East» («Смотри на Восток»), особенно после введения санкций со стороны ЕС в 2002 году. Действительно, 10 лет назад во время своего выступления на построенном Китаем национальном спортивном стадионе в Хараре Мугабе заявил: «Мы повернулись на Восток, где восходит солнце, и встали спиной к Западу, где заходит солнце».

Во времена реализации стратегии «Look East» военное сотрудничество между Китаем и Зимбабве непрерывно увеличивалось. Китай заключил с Зимбабве крупные военные соглашения на поставку военной техники, включая реактивные самолеты Hongdu JL-8, истребители JF-17 Thunder, транспортные средства, радар и другое вооружение. Однако в 2008 году, после возникновения разногласий по поводу поставок оружия, Пекин ограничил уровень военного сотрудничества в области поставок военной техники в Зимбабве.

Несмотря на усилия Зимбабве, стратегия «Look East» не воплотила в жизнь надежды руководства об инвестиционных потоках из КНР. Через 10 лет, в августе 2015 года, Мугабе открыто призвал страны Запада принять участие в развитии Зимбабве.

В настоящее время интересы Китая и Запада, в основном Великобритании, становятся более согласованными. Недалеко от Хараре находятся два крупнейших посольства в Зимбабве — посольства КНР и Великобритании. Пока посольства других стран мира закрывались или сокращали число дипломатических работников, персонал посольства КНР увеличивался. В то время как британские дипломаты выстраивали связи с представителями бизнеса, гражданского общества и оппозиции, в посольстве КНР сделали ставку на «техническую поддержку» правящей партии «Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт». Китайские дипломаты, так же как и их западные коллеги, обеспокоены стабильностью, улучшением инвестиционного климата и приверженностью верховенству закона.

Председатель КНР Си Цзиньпин посетил Зимбабве в 2015 году. Официальный визит Мугабе в Пекин состоялся в январе 2017 года. В своем публичном заявлении лидер КНР указал, что руководство страны готово поощрять деятельность компаний, которые выразят готовность инвестировать в экономику Зимбабве. Однако Мугабе дали понять, что Зимбабве больше не получит китайских кредитов, пока не стабилизирует свою экономику.

В 2016 году торговый оборот между двумя странами составил $1,1 млрд, Китай превратился в крупнейшего импортера табака из Зимбабве. Пекин также импортирует хлопок и различные полезные ископаемые. Зимбабве в свою очередь импортирует электронику, одежду и ряд других товаров. Китайские государственные строительные фирмы принимают активное участие в развитие инфраструктуры Зимбабве. Китайские компании построили национальный оборонный колледж стоимостью $100 млн. В 2016 году Китай согласился финансировать строительство нового здания парламента в Хараре.

В то же время китайские дипломаты и многие предприятия КНР ждут, когда в Зимбабве настанут лучшие времена. Ряд компаний КНР в ближайшее время не планируют направлять инвестиции в Зимбабве. Несколько недель назад в Китае прошло совещание по китайско-африканскому сотрудничеству. На этом совещании о Зимбабве не упомянули ни разу, в отличие от Эфиопии, Судана, Анголы, которые являются стратегическими партнерами Пекина. Ряд африканских стран, таких как Нигерия, Кения и ЮАР представляют для КНР, поскольку являются крупными рынками для сбыта своей продукции. Зимбабве в настоящий момент является далеко не приоритетным направлением для Пекина.

Улучшение инвестиционного климата и политический процесс в Зимбабве, который приведет к выборам законного правительства, представляют интерес как для КНР, так и для Великобритании.

Стратегии «Look East» и «Re-Cooperation with the West» («Возвращение к сотрудничеству с Западом») не привели к существенным инвестиционным потокам. То, что требуется Зимбабве — стабильное правительство, тогда инвесторы из Азии, США и ЕС могут прийти к выводу, что у Зимбабве есть инвестиционное будущее. Именно этот сигнал получил Мугабе в Пекине в январе 2017 года. Такой же сигнал получило военное руководство Зимбабве на прошлой неделе.

Максим Исаев

https://regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика