EAF: Австралия должна вернуться к серьезной внешней политике

Внешнеполитический потенциал Канберры снизился по сравнению с другими развитыми странами

Австралии необходимо срочно вернуться к серьезной внешней политике, поскольку три опоры всех правительств страны с 1942 года — союз с США, взаимодействие с регионом и поддержка сложившегося миропорядка — теряют свою прочность. Поэтому правительству страны, выпустившему новою белую книгу в этой области, придется преодолеть большое число вызовов, пишет Аллан Гингелл в статье для East Asia Forum.

Автор отмечает, что в конце XX века из-за угрозы терроризма, киберпреступности и незаконного транспортировки людей стерлась граница между внешней и внутренней политикой, между государственными и негосударственными игроками, из-за чего правительство было вынуждено пересмотреть свое видение вопросов национальной безопасности.

Однако в процессе этого более широкая концепция внешней политики попала в подкатегорию новой структуры национальной политики в области безопасности. Она была отождествлена с «дипломатией», в противовес с миром безопасности, где границы очерчены четче, и где царят более мрачные реалии. Лишь малая часть тех ресурсов, которые были влиты в разведывательные структуры и спецслужбы, дошла до органов внешней политики. В результате внешнеполитический потенциал Канберры снизился по сравнению с другими развитыми странами.

Внешняя политика Австралии знает только глобализирующийся мир, однако ситуация в Европе и США, по всем признакам, меняется. В таких областях как торговля, инвестиции, миграция и других, все больше доказательств того, что глобализация замедляется. Очевидно, что США уже не будут играть такую же главенствующую роль, как в конце XX века. Поэтому в Азии перед Австралией стоит ситуация, в которой основной экономический партнер Канберры больше не является членом одного с ней союза.

Одно правительство Австралии за другим с 1990-х годов говорило, что стране нет необходимости выбирать между безопасностью и экономическим процветанием. Но стране приходится делать этот выбор ежедневно, и становится он все сложнее. Мир, основанный на правилах, становится все более хрупким.

Целью его создания было сдерживания мощи великих держав, но мир неизбежно стал отражением их силы. Для Австралии было просто поддерживать такой миропорядок, поскольку его правила были прописаны подавляющим образом ею самой и её друзьями. Однако Китай и другие развивающиеся страны проявляют все больший интерес в том, чтобы определять правила миропорядка. И в целом ряде областей без их участия не обойтись, поэтому Австралии придется более прямым образом взаимодействовать с ними для создания многосторонней системы и установления новых правил.

Каким же образом правительство может ответить на стоящие перед ним вопросы должным образом? Если белые книги в области обороны преследуют конкретную цель, то внешняя политика — дело другое. Определить её конкретную цель легко — продвижение национальных интересов и ценностей, но определение путей достижения этой цели может меняться в зависимости от ситуации в международной системе.

Таким образом, для понимания мира внешнеполитические деятели должны иметь потенциал сбора информации. Это в частности достигается с помощью заграничных миссий и членства в международных организациях. Для продвижения политики страны, примирения и убеждения нужны также дипломаты. Но ограничиваться сотрудниками Министерства иностранных дел и торговли не стоит, нужны профессионалы и из других ведомств.

Максим Исаев

Источник: regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика