Сергей Ищенко. Черные запорожцы: «Георгий», «Железный крест» и пуля в башке командира

ukr 190817Для победы в Донбассе Киев призывает даже «демонов Гражданской войны»

24 августа на киевском Крещатике состоится необычный военный парад, посвященный Дню независимости Украины. Внешне все будет весьма скромно, если не сказать — бедненько. В парадных расчетах всего 4,5 тысячи солдат и офицеров, в числе которых даже вчера еще абсолютно штатские «резервисты АТО». В отличие от прошлых лет, по улицам и площадям не проедет боевая техника — лишь 67 бронированных машин различного назначения с недельку постоят в центре Киева на выставке со смешным и даже нелепым названием «Мощь непокоренных». Правда, среди прочего на выставке обещают впервые продемонстрировать последние достижения «Укроборонпрома» — колесную базу для тактического ракетного комплекса «Гром-2» (который, как обещают в Киеве, будет способен обстреливать Москву), боевой модуль «Тайпан», беспилотный бронетранспортер «Фантом» и перспективный основной боевой танк FMBT (разработан в Харькове как вариант модернизации российского Т-90С для Индии).

Впрочем, на самом деле эти «новинки непокоренных» грозно будут выглядеть лишь для киевских пацанов, которым, возможно, разрешат полазить по раскаленной броне. Потому что до серийного производства им — как пешком от Киева до вожделенной штаб-квартиры Североатлантического альянса в Брюсселе. А нацеленный якобы на Москву «Гром-2» пока точно не доведен даже до стадии государственных испытаний.

Но зато! Зато во время парада по Крещатику вместе с украинскими военными прошагают подразделения сразу десяти иностранных армий, девять из которых — из государств-членов НАТО. Десятая парадная «коробка» — грузины, давно и безуспешно, как и украинцы, мечтающие записаться в альянс. Это совместное бухание тяжелыми солдатскими берцами по Крещатику под специально написанный к торжеству композитором Николаем Лысенко «Марш запорожских казаков» должно, очевидно, означать готовность НАТО в случае чего горой встать за Украину. Только в такую готовность слабо верится, когда годами Киев тщетно молит Брюссель и Пентагон, «подогнать», наконец на линию фронта в Донбассе современное оружие. Пока реальная поддержка НАТО в этой сфере ограничивается отправленными на фронт считанными американскими снайперскими винтовками 12,7 мм Barrett М82 и М107, да сотней многоразовых ручных гранатометов PSRL-1 (варианта модернизации советского еще РПГ-7, выпускавшегося в нашей стране с 1961 года).

Эту суровую военно-политическую реальность Киев, конечно, постарается тщательно задрапировать для общественности разными церемониальными хитростями. Скажем, на параде впервые пронесут знамя петлюровского 1-го украинского казацкого полка имени Богдана Хмельницкого, который в 1917 году парадным маршем уже проходил по Крещатику. А еще — торжественно объявят о присвоении десяти воинским частям и соединениям, наиболее отличившимся в боях за Донбасс, почетных наименований. И вот это, пожалуй, будет самым примечательным на параде. Потому что подбор исторических персонажей, имена которых появятся на малиновых боевых знаменах армии, Национальной гвардии и пограничной службы Украины, слишком красноречиво расскажет о том, к войне с кем именно и за какие идеалы режим Порошенко намерен готовить военных.

Пока полного перечня почетных наименований в открытом доступе нет. Но и то, что обнародовано, о многом заставляет задуматься. Одна из бригад ВСУ скоро будет носить имя Евгена Коновальца, бывшего фенриха (прапорщика) австро-венгерской армии, затем — полковника петлюровских сечевых стрельцов и организатора ОУН* (убит в 1938 году в Роттердаме сотрудником НКВД-НКГБ СССР Павлом Судоплатовым).

Другому соединению предстоит служить под именем гетмана Ивана Выговского, вероломного преемника и бывшего личного писаря Богдана Хмельницкого. Выговский изменил курсу на союз с Россией и толкал украинцев к стратегическому союзу с Речью Посполитой. В награду получил от Варшавы титул «великого гетмана коронного». Дрался с русскими вместе с крымскими татарами и поляками. Под Конотопом одержал победу над ратью московского воеводы князя Алексея Трубецкого. Но вскоре попал в немилость к полякам и был ими казнен.

— 72-я отдельная механизированная бригада получит имя «Черных запорожцев». А 24-я отдельная механизированная бригада получит имя короля Даниила — рассказывает Василий Павлов, научный редактор издания «История украинского войска», сотрудник научно-исследовательской части исторического факультета Киевского национального университета им. Т.Г. Шевченко. — Появляется Иван Выговский, появляется Евгений Коновалец. То есть — это знаковые имена для украинской военной истории с одной стороны. И это знаковые имена для противостояния российской информационной агрессии. Потому, что если мы вспоминаем Ивана Выговского — это 1659 год, победа над московскими войсками под Конотопом. Если мы вспоминаем 72-ю бригаду, которой присваивается имя «Черных запорожцев», то это наше знаменитое подразделение 1917−1921 годов, которое также отличилось в борьбе против российской агрессии. Главное, чтобы наши военные понимали, что они не появились на пустом месте».

Что касается «Черных запорожцев», то знамениты они, конечно, лишь в узких кругах самых оголтелых украинских националистов. Поскольку в России о «черношлычниках» вряд ли известно многим, стоит, полагаю, остановиться на судьбе этого воинства поподробней. Тем более — есть подозрения, что и на самой Украине, где сегодня о «Черных запорожцах» написало немало, их полная история ведома тоже вовсе не каждому. Потому что местами очень неудобная она, эта история.

За невиданную жестокость их называли «демонами Гражданской войны». Вначале это была конная сотня, сформированная в составе вооруженных сил Директории Украинской народной республики (УНР) во главе с Симоном Петлюрой, главным атаманом украинской армии. Потом сотня превратилась в дивизион, далее — даже в полк. Командовал полком бывший рядовой 52-го Сибирского стрелкового полка, а затем — произведенный за храбрость на фронтах Первой мировой в офицеры, кавалер трех Георгиевских крестов и Георгиевской медали 4-й степени Николай Дьяченко.

Все «Черные запорожцы» поголовно носили длинные чубы — «оселедцы». Дрались и с белыми, и с красными, и с махновцами. Пленных не брали, но и сами старались не сдаваться, поскольку на пощаду «черношлычникам» рассчитывать не приходилось. На их зловещем знамени было написано «1-й конный полк Чёрных Запорожцев». На обратной стороне полотнища — череп с костями и надпись «Украина или смерть».

Бывший командующий армией УНР генерал Михаил Омельянович-Павленко вспоминал: «О „Черных запорожцах“ надо говорить отдельно … Где произошел какой-то дебош, — „черные“. Славное военное дело — они же … Казаки во всем черном, с летучими в воздухе длинными шлыками вызвали среди врага переполох».

Попавших к ним в руки комиссаров и коммунистов тут же беспощадно рубали. Или топили, как пятерых членов штаба красных в реке Ворксле под Полтавой. Говорят, «Черных запорожцев» побаивались даже бесшабашный комбриг Котовскийи знаменитый командир Богунского полка Красной армии Щорс. 17 декабря 1919 года в селении Ставище «черные» подчистую изрубили захваченный врасплох штаб белогвардейского генерала Бредова. Впрочем, сам генерал в тот день спасся на автомобиле.

В 1920 году остатки 1-го конного полка конниками Буденного оказались прижаты к реке Збруч, переплыли на польскую сторону и были интернированы хозяевами. Вот на этом обычно в украинских источниках рассказ о боевом пути «черношлычников» и завершается. И теперь логично предположить, что на днях на стенде с рассказом о боевом пути современной украинской 72-й отдельной механизированной бригады портрет командира «Черных запорожцев» штабс-капитана Дьяченко займет самые видное место. Любопытно: рассказ о прошлом главного «черношлычника» тоже завершится повествованием о битвах с Щорсом, Котовским, Бредовым и Махно? Или инициаторы этой идеи рискнут рассказать нынешним своим «захистникам» что с Дьяченко было после Збруча?

А было вот что. После Гражданской войны Дьяченко остался в Польше. Зарабатывал на жизнь, чем придется. В 1928 году поступил на контрактную службу в Войско Польское и сразу стал майором. Вторую мировую войну в 1939 году встретил в качестве заместителя командира 3-го шеволежерского полка кавалерийской бригады «Сувалки». Когда Красная армия согласно пакту Риббентропа-Молотова вошла в Польшу, его полк был одним из немногих, который оказал ожесточенное сопротивление.

После закономерного разгрома Дьяченко бежал в соседнюю Литву. Потом оказался в Кенигсберге в гитлеровском лагере для интернированных польских офицеров. В 1940 году немцы по причинам, о которых можно лишь догадываться, внезапно выпустили бывшего Георгиевского кавалера из лагеря. И жизнь этого записного храбреца вошла в очень сомнительную колею.

Далее послужной список новой «легенды» 72-й отдельной механизированной бригады таков.

1940 год — начальник полиции польского городка Сувалки.

1941−1942 годы — сотрудник административных органов оккупированных гитлеровцами Полтавской и Черниговской областей Украины.

С августа 1942 — начальник штаба Полесской сечи Украинской повстанческой армии * атамана Бульбы-Боровца.

В 1942—1943 годах — главный резидент Зондерштаба «R» Абвера в центральных и северо-восточных районах оккупированной территории Украинской ССР. В качестве начальника разведшколы радистов готовил шпионов к заброске в советский тыл. Активно участвовал в борьбе с партизанами Ковпака и Федорова. Летом 1943 года с группой диверсантов по заданию Абвера сумел внедриться в один из партизанских отрядов и ликвидировал двух его командиров.

В марте 1944 принимал участие в формировании Украинского (Волынского) легиона самообороны. В немецкой документации легион назывался иначе — 31-й батальон СД. С августа 1944 — командир названного легиона. В этом качестве участвовал в подавлении Варшавского восстания.

С начала 1945 года — командир 3-го пехотного полка Украинской освободительной армии в составе Вермахта. С февраля 1945 года — командир отдельной противотанковой бригады Вермахта «Свободная Украина». За бои с советскими войсками в районе Дрездена заслужил гитлеровский военный орден «Железный Крест» 2-класса.

В апреле 1945 года бригада «Свободная Украина» сражалась в составе танкового корпуса «Герман Геринг» группы армий «Центр». Была полностью разгромлена в Судетах. 9 мая того же года Дьяченко сдался в плен американцам. Отправлен в Мюнхен, где стал активно сотрудничать с разведкой США. Эта работа, видимо, оказалась настолько плодотворной, что бывшего Георгиевского кавалера и по трудно укладывающемуся в голове совместительству обладателя «Железного Креста» новые хозяева перевезли за океан. Поселился он в Филадельфии, где и умер в 1965 году в возрасте 70 лет.

Вот читаешь эту страшную биография и недоумеваешь: как на одном мундире могли уместиться и Георгиевские кресты, и «Железный Крест»? Какими наградами завтра будут больше гордиться солдаты и офицеры 72-й отдельной механизированной бригады ВСУ, получающей в подарок имя бывшего сотрудника Абвера? Бывшей советской 72-й гвардейской Краснознаменной Красноградско-Киевской мотострелковой дивизии, чей боевой путь в годы Великой Отечественной войны пролег через Сталинград, Курскую дугу, Румынию и Чехословакию?

Георгиевскими крестами с оранжево-черными ленточками им в Киеве гордиться точно никто не позволит. Потому что эти цвета теперь на Украине под строжайшим запретом. Что остается?


*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

Сергей Ищенко

http://svpressa.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика