Трампу следует продолжить курс Обамы в отношении Кубы – AC

Взаимодействие, а не изоляция – верное направление в американо-кубинских отношениях

 

Одной из задач, которую придется решать новому президенту США Дональду Трампу, станет определение курса в отношениях с Кубой, с которой предыдущая администрация избрала подход, кардинально отличающийся от политики прежних глав Белого дома. Столкнувшись с дилеммой, продолжать ли политику Барака Обамы или возвращаться к политике, сформулированной еще в 60-х годах прошлого века, Трамп должен пойти по пути развития успехов своего предшественника, пишет президент Центра исследования Кубы Филип Питерс в статье для The American Conservative.

С 1990-х годов и до прихода администрации Барака Обамы фундаментом стратегии США по отношению к Кубе являлась попытка смены режима в островном государстве. Считалось, что необходимых изменений можно добиться без применения военной силы, поскольку высказывались прогнозы, что социалистическое правительство находится на гране коллапса, которому поспособствуют жесткие экономические санкции и поддержка кубинских диссидентов. Однако этого так и не последовало, и президенту США Бараку Обаме пришлось идти по иному пути.

Так, шаги Обамы и не привели к полной нормализации отношения с Кубой, для чего нужно отменить эмбарго США и уйти с базы ВМФ в Гуантанамо, на чем настаивают официальные лица в Гаване. Напротив, Обаме удалось добиться нормализации отношений с островным государством в контексте внешней политики США. Руководящим принципом стало взаимодействие, пришедшее на смену изоляции, а Белый дом выбрал в отношении Кубы такой же курс, как в случае с другими коммунистическими государствами. Граждане обеих стран смогли беспрепятственно въезжать и выезжать с Кубы, были расширены дипломатические отношения и приняты другие меры.

В результате шагов Обамы был принят первый внешнеполитической план взаимоотношений с Кубой, который укладывается в рамки логики периода после окончания холодной войны. Цели и средства стали соответствовать друг другу. Грандиозные планы смены режима были заменены взаимодействием, приносящим осязаемые плоды. Политика США теперь коренится в реалистических оценках ситуации на Кубе и тех возможностей, которые они представляют, тогда как контакт между гражданами двух стран считается активом, а не источником риска, за которым нужно тщательно следить.

Обама отказался мерить свой успех исключительно шагами навстречу кубинским диссидентам, посчитав необходимым найти связь с кубинским народом как таковым и его правительством, поскольку большое число граждан Кубы, в том числе члены Коммунистической партии, стремится к переменам, но негативно воспринимает попытки иностранных держав осуществить их. Обама получил их поддержку не потому, что проявил вежливость к официальным лицам страны, выступил за отмену эмбарго и признание фактов о прошлом поведении США, но потому, что создал путь для коммуникации с теми гражданами, которые могут иметь решающее значение в политическом будущем страны.

В свою очередь, позиция нового главы Белого дома Дональда Трампа по отношению к островному государству неоднозначна. Так, в марте прошлого года он положительно отозвался о попытках прежней администрации наладить отношения с Гаваной, однако добавив, что он бы заключил «более выгодную сделку». Перед самыми выборами он тем не менее изменил позицию и заявил, что выдвинет Кубе требования политической либерализации, а также отменит исполнительные указы Обамы, если эти не будут выполнены.

При этом многие советники Трампа разделяют его изначальную поддержку шагам в сторону улучшения отношений. Так, заместитель советника по вопросам национальной безопасности Кэтлин Макфарлэнд выступила за сближение с Кубой, поскольку в этих условиях Россия и КНР не будут иметь возможности «развивать крепкие двусторонние экономические и, вероятно, военные отношения» с Гаваной. При этом глава дипломатии США Рекс Тиллерсон назвал экономические санкции неэффективными, если они будут действовать только против американских компаний.

Таким образом, более выгодная сделка Трампа должна стать развитием успеха, достигнутого Бараком Обамой на пути взаимодействия с Кубой.

Одной из областей такого взаимодействия может стать сельское хозяйство, поставки продукции которого на Кубу были разрешены с 2000 года. Автор отмечает, что если на пике их объем достигал суммы $810 млн, то на сегодняшний день он едва составляет четверть этой суммы. Это связано с тем, что банки США по закону не могут предоставлять кредиты под этот экспорт. Если же Конгресс и администрация США позволят частное финансирование, от этого экспортер США только выиграет.

 

 

Еще одной областью, в которой сближение Вашингтона и Гаваны желательно, является миграция. Автор подчеркивает, что администрация Обамы сделала Трампу одолжение, когда положила конец практике открытых дверей для выходцев с Кубы. Теперь, в отсутствие потока мигрантов, повысится защищенность границы. Более того, президент-республиканец может настоять на экстрадиции из островного государства беглецов от американского правосудия, при этом ему, безусловно, придется готовиться услышать требования вернуть тех, кто совершил акты терроризма против мирного населения Кубы.

Препятствием на пути сближения могут стать претензии компаний и отдельных лиц к правительству Кубы за собственность, экспроприированную Гаваной. Однако Трамп может превратить эту проблему в возможность. Он может сделать так, что фирмы, имеющие к Гаване претензии, будут иметь шанс заключить с ней новые сделки в обмен на отказ от требований компенсаций. Помимо этого, эти частные лица и компании должны иметь возможность продать свои требования тем, кто хочет попытать счастья в переговорах.

Таким образом, на фоне того, что в феврале 2018 года свой пост готовится оставить Рауль Кастро, и с приходом нового лидера островного государства президент Трамп должен принять решение, какой курс в отношении Кубы ему выбрать: взаимодействие или изоляцию, принципы которой были оформлены в 1960 году.

Александр Белов

Источник: regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика