Варшавский саммит и парламентские выборы: станет ли Грузия ближе к НАТО в 2016 году?

Фото: EPA/ TACC

Фото: EPA/ TACC

Грузинские власти не оставляют попыток придать своим евроатлантическим устремлениям новый импульс. К тому обязывает не только приближение Варшавского саммита НАТО в 2016 году. Обострившаяся в последние недели внутриполитическая ситуация, дующий с Ближнего Востока ветер нестабильности также заставляют правительство закавказской республики продвинуться к членству в НАТО.

Как и следовало ожидать, поддержка Тбилиси в вопросе полной интеграции в Североатлантический альянс вновь пришла из Вашингтона. Хотя поступившие из-за океана сигналы в ноябре не всегда были позитивными для грузинской стороны.

По итогам очередного заседания американо-грузинской Комиссии по стратегическому партнёрству 2 ноября, на котором председательствовали первый заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен и министр иностранных дел Грузии Георгий Квирикашвили, Вашингтон подтвердил свою нацеленность на членство закавказского партнёра в НАТО и выразил решительную поддержку устремлениям Тбилиси идти по этому пути. Обе стороны высоко оценили прогресс в повышении способности к взаимодействию между ВС Грузии и натовских стран, в том числе через поддерживаемое США участие Грузии в Силах реагирования Альянса, говорится в совместном заявлении Комиссии (1).

Ссылка на Силы реагирования НАТО (NATO Response Force, NRF) в контексте оказываемой Соединёнными Штатами поддержки не случайно вошла в текст документа. Фактически, подключение Грузии к NRF стало одним из немногих реальных промежуточных результатов движения республики к членству в НАТО. И на этом пути хотя бы один ранее обозначенный ориентир получил свою завершённость.

Военно-политическое руководство Грузии не оставляет надежд на получение «чёткого сигнала», что после саммита НАТО, который пройдёт в Варшаве 8-9 июля следующего года, вопрос вступления в Альянс получит свою окончательную определённость. В Тбилиси от штаб-квартиры евроатлантического блока в Брюсселе допытываются предоставления стране-аспиранту с Южного Кавказа или Плана действий по подготовке к членству (ПДЧ), или решения, что в ПДЧ более нет необходимости. В последнем случае, который предпочтительней для грузинских властей, вопрос интеграции в НАТО получит форсированный вид. На это, во всяком случае, рассчитывает Грузия, приводя в пример Венгрию, Польшу и Чехию, которые вступили в НАТО в 1999 году без ПДЧ.

Как бы не были решительно настроены американцы в продвижении грузинских партнёров к заветной цели, европейский голос НАТО явно не расположен к форсированию вопроса. Вклад Германии в подготовку грузинских солдат и офицеров к вступлению в NRF известен. На 2016 год попадает председательство Испании в Объединённой оперативной группе повышенной боеготовности НАТО (Very High Readiness Joint Task Force, VJTF) – усиленный компонент в составе NRF. Передача «эстафеты» от немцев к испанцам в деле ещё более тесного вовлечения грузин в оперативные инструменты Альянса военного характера ожидаема. Между тем, кураторство европейцев на этом направлении сотрудничества НАТО с Грузией, скорее, закрепит тенденцию на длительность процесса вступления республики в Организацию, чем его форсирование.

Помимо прочего, позиция самих американцев не так однозначна, как может показаться на первый взгляд. Порыв грузин обойтись без ПДЧ  американцы оценивают и в целом поддерживают. Но от внесения окончательной ясности в вопрос всё же уклоняются. В мае этого года заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу отметил, что позиция Альянса в отношении Грузии не является пассивной, однако конкретика по срокам и содержательности процесса предоставления республике членского статуса на текущий момент затруднительна.

Важно отметить, что заявления «второго номера» в НАТО, американского дипломата Вершбоу, прозвучали после предоставления Грузии так называемого «существенного пакета» сотрудничества с Альянсом. Таким образом, «пакет» если и приблизил Тбилиси к натовской двери, то сделано это при том понимании, что процесс интеграции для него будет носить растянутый во времени характер. Проше говоря, Грузии дали «пакет», и посоветовали запастись терпением.

Весь прошедший с окончания Уэльского саммита НАТО год, на котором сотрудничество Грузии с Альянсом приобрело «пакетный» характер, власти республики призывались к сдержанности. Одновременно указывалось на открывающиеся перед Грузией возможности, которые вряд ли бы вошли в ПДЧ, будь он предоставлен грузинам после Уэльса-2014. В этой связи особый акцент делается на создании в Грузии натовской инфраструктуры со всеми вытекающими их этого военно-политическими последствиями.

«Существенный пакет», включающий двенадцать пунктов, часть которых остаётся закрытой для широкой общественности, уникален своим объёмом и глубиной для партнёра НАТО, настаивают в Вашингтоне и Брюсселе.

Примечательно, что вслед за подведением итогов заседания американо-грузинской Комиссии из Минобороны Грузии сообщили о своей главной евроатлантической установке на 2016 год. Это обеспечение регулярного присутствия НАТО на территории страны, в том числе и при помощи периодически проводимых военных учений с привлечением более тяжёлых вооружений, большего количества техники и большей численности солдат и офицеров ВС США и других натовцев. Цель закрепления грузинского участия в продвинутом формате взаимодействия с НАТО через инструмент Сил реагирования Альянса в круг наиболее приоритетных задач республиканского оборонного ведомства на 2016 год не вошёл. Однако не вызывает сомнений тот факт, что, пусть и с дозированным, но вовлечением грузинских военнослужащих в NRF, связываются большие надежды не только в Тбилиси.

Подключение грузин к натовским силам быстрого реагирования сводит в одну точку сразу несколько компонентов «существенного пакета», хотя и участие подразделений ВС закавказской республики в NRF, как можно предположить, не прописано в данном конфиденциальном документе.

Весной этого года военнослужащим роты «Альфа» (первая рота) 12-го батальона 1-й пехотной бригады ВС Грузии были вручены сертификаты о соответствии NRF. С 1 апреля 116 бойцов роты прошли месячный курс полевой подготовки, после чего представители НАТО оценили степень готовности подразделения для включения его в состав натовских сил реагирования. Затем рота участвовала в совместных грузино-американских учениях «Благородный партнёр 2015» (Noble Partner, 11-25 мая, Грузия), целью которых была отработка взаимодействия грузинских военнослужащих с американскими коллегами из NRF.

В ходе своего выступления в конце сентября на Саммите по миротворчеству ООН в Нью-Йорке премьер-министр Ираклий Гарибашвили упомянул 130 солдат и офицеров ВС Грузии, которые будут представлять страну в NRF. Для совершенствования их квалификации и подготовки новых «сертифицированных» бойцов  необходима соответствующая инфраструктура в Грузии, проведение регулярных учений внутри республики. Наконец, требуется оснащение грузинских военнослужащих спецсредствами и техникой по натовским стандартам. То есть, в миниатюре рота «Альфа» ВС Грузии олицетворяет собой членство страны в военном компоненте НАТО, при этом без внесения политической ясности со стороны руководства и крупнейших членов Альянса в вопрос сроков присоединения Тбилиси к евроатлантическому блоку.

В натовских столицах не расположены говорить о максимально возможном затягивании процесса вступления Грузии в военно-политическую Организацию, но многое указывает именно на этот подход. Есть понимание, что к нынешнему, достаточно высокому уровню партнёрства Грузии и НАТО необходимо подтянуть ещё одну постсоветскую страну, сделавшую заявку на евроатлантическую перспективу. Украина сильно отстаёт от её закавказской союзницы во всех компонентах сотрудничества с Альянсом, что предоставляет последнему удобный шанс. Все предыдущие этапы расширения НАТО происходили или в многостороннем, или в «парном» разряде. Помимо сугубо технических, финансовых и организационных преимуществ, это позволяло обеспечить соответствующий политический масштаб успешного решения натовцами вопроса проецирования своего влияния на новые страны.

Украина и Грузия вошли в число четырёх стран-партнёров НАТО, которые уже включены в NRF (две другие – Финляндия и Швеция). В отношении Киева вопрос подключения к натовским силам быстрого реагирования решался в куда более ускоренном режиме, чем это произошло в грузинском случае. Процесс для Тбилиси растянулся на два года, в то время как ушедший с начала прошлого года в откровенный антироссийский ступор киевский режим был допущен к продвинутому формату за считанные месяцы, уже осенью 2014 года.

Привязка грузинской евроатлантической перспективы к украинскому фактору не может не озадачивать Тбилиси. При таком подходе вопрос членства Грузии в НАТО приобретает ещё более политизированный характер. В отличие от своих предшественников, действующие власти республики не настроены на жёсткую конфронтацию с Москвой. Тбилиси предпочитает двигаться к получению ПДЧ или в его обход в «техническом» режиме, без наслоения на него абсолютно ненужной геополитики сложнейших отношений Запада с Россией. В этом плане интересы сегодняшней Грузии с Украиной «образца 2014-2015 годов» отчётливо контрастируют.

К моменту проведения самых масштабных за последние несколько лет учений НАТО в средиземноморском регионе (Trident Juncture-2015, 19 октября – 6 ноября) грузинские военнослужащие уже состояли в резерве NRF. Однако на испанском полигоне Сан-Грегорио, где прошла наиболее демонстративная в отношении России фаза военных маневров Альянса, Грузия была представлена только своими наблюдателями.

28 сентября с трибуны ООН глава правительства Гарибашвили называл свою страну «ответственным партнёром», «важным соратником» НАТО в поддержании международной безопасности. Грузия была упомянута премьером в качестве крупнейшего партнёра Альянса, не обладающего статусом члена, в миротворческих миссиях. Акцент на эту составляющую взаимодействия Тбилиси с евроатлантическими столицами показателен. Грузинские власти стараются привлечь на территорию страны натовскую инфраструктуру, больше тяжёлой техники и военнослужащих стран блока. Но отдают себе полный отчёт в том, что повышение градуса конфронтации с Москвой перед Варшавским саммитом и предстоящими следующей осенью парламентскими выборами в республике контрпродуктивно.

Правительству «Грузинской мечты» приходиться действовать в сложных внутриполитических условиях, а также с учётом повышенного уровня конфликтности на Южном Кавказе.

Внимание к Грузии выросло со стороны её соседей по региону, которые пытаются уяснить для себя ближайшие цели и перспективы Тбилиси, в том числе и на пути евроатлантической интеграции. Свидетельством тому стали прошедшие друг за другом в октябре-ноябре визиты президентов Армении и Азербайджана в Грузию. Мнения находящихся между собой в конфликте Баку и Еревана по натовской перспективе соседа Тбилиси не стоит игнорировать. Вступление страны в НАТО приведёт к изменениям в межгосударственных конфигурациях на Южном Кавказе, повысит риск блокового противостояния (ОДКБ – НАТО). Вкупе с другими факторами это может потребовать, например, от Азербайджана пересмотр им своего нынешнего внеблокового статуса.

Грузинские власти тем более не могут проигнорировать мнение значительной части граждан страны, высказывающихся в пользу евразийской альтернативы для Грузии (2).

История вокруг одного из ведущих местных телеканалов «Рустави-2» вразумила многих высших чиновников республики, что вмешательство во внутренние дела суверенной страны отличает модель действий Запада (3). Главные лоббисты Грузии в НАТО не замедлили воспользоваться представившейся возможностью косвенно показать, кто для них предпочтительный партнёр в стране – дискредитировавший себя режим экс-президента Саакашвили или нынешние власти, пытающиеся, при всём стремлении в евроатлантический клуб, выстроить ровные отношения с Россией. На остающейся до выборов дистанции, протяжённостью менее года, подобный посыл американских партнёров не может не озадачить действующие власти.

Примечания

(1) Joint Statement Following the U.S.-Georgia Strategic Partnership Commission Plenary Session, http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2015/11/249149.htm, November 3, 2015.
(2) В течение одного года на 17 процентных пунктов, до 61%, сократилось количество тех грузинских граждан, для которых приемлема цель властей по вступлению страны в Евросоюз. Это следует из последнего замера общественных настроений в республике, проведённого Кавказским центром исследовательских ресурсов по заказу Национального демократического института США (опрос проводился с 8 августа по 10 сентября). 
На вопрос, «поддерживаете ли Вы вступление Грузии в Евразийский союз», 31% ответили положительно, что является неизменным показателем всех предыдущих опросов. 45% респондентов заявили, что Грузия получит больше пользы от интеграции в ЕС и НАТО, 30% придерживаются иного мнения – республика получит больше пользы, если взамен на налаживание лучших отношений с Россией она откажется от европейской и евроатлантической интеграции. 
(3) США будут внимательно наблюдать за ходом судебного спора о правах на владение телекомпанией «Рустави-2» в вышестоящих судебных инстанциях, заявил представитель Госдепартамента США Джон Кирби. Когда на проведённом 4 ноября брифинге его спросили о деле грузинского телевещателя, он также заявил, что заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен вопрос о свободе СМИ выдвинул на пленарной сессии Комиссии стратегического партнёрства между США и Грузией, которая прошла 2 ноября в Вашингтоне. Как подчеркнули в Госдепе, американская администрация и в будущем будет постоянно выдвигать этот вопрос в отношениях с Тбилиси.  

Михаил АГАДЖАНЯН, специально для kavkazoved.info

www.kavkazoved.info


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика