КРЫМСКИЙ ПРЕЦЕДЕНТ: ЧТО ДЕЛАТЬ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ?

South Osetia 22-03-14Крым, практически единодушно проголосовавший за воссоединение с Россией, вернулся в Российскую Федерацию. Новая политическая реальность резко актуализировала в общественно-политическом дискурсе вопрос о возможном вхождении в состав РФ Республики Южная Осетия. Отметим, что еще задолго до крымских событий, в последние месяцы на Юге и на Севере Осетии прошел ряд научно-практических конференций и круглых столов, основной темой которых стала пропаганда воссоединения разделенного осетинского народа в составе РФ. Эта идея, разделяемая большинством жителей Южной Осетии, является программной и для одной из ведущих политических партий РЮО — «Единая Осетия», возглавляемой министром ЧС Анатолием Бибиловым. В начале 2014 г. партийцы уже заявляли о необходимости проведения в республике референдума о вхождении в РФ, что вызвало неоднозначную реакцию югоосетинского руководства и общества.

Выступая на международной научной конференции «Особенности и перспективы интеграционных процессов Северной и Южной Осетии», прошедшей 12-13 декабря 2013 г. во Владикавказе, Анатолий Бибилов заявил, что «все наши (южных осетин – прим.) усилия должны быть направлены на усиление интеграционных процессов с Северной Осетией». По его словам, программа-минимум «Единой Осетии» описывается лозунгом «Две страны – одна Осетия», а программа-максимум заключается в физическом объединении Осетии. «У России три союзника – армия, флот и как минимум Южная Осетия, — заключил он. – Объединение Осетии необходимо прежде всего для развития самой Осетии».

По мнению североосетинского политолога Валерия Дзидзоева, все проблемы осетин могут быть разрешены, «только если мы будем единым народом», и именно этот вопрос должен стать осетинской национальной идеей. Дзидзоев подверг критике аргументы сторонников укрепления независимости РЮО, отметив, что республика испытывает неутолимый кадровый голод, не способна остановить отток населения, в особенности молодежи, не имеет возможностей самостоятельного развития, в том числе организационного и финансового.

Кроме того, политолог напомнил о возможности изменения политики самого российского государства и прихода к власти в Кремле сторонников «возвращения» РЮО в состав Грузии. Нейтрализовать негативные последствия такого развития событий может только официальное вхождение Южной Осетии в РФ. «Нет гарантий, что через десять лет позиция России относительно Южной Осетии будет столь же твердой, ситуация может измениться к худшему», — подчеркнул Валерий Дзидзоев. Данная позиция неоднократно высказывалась и другими сторонниками объединения, что свидетельствует о распространенности подобных опасений в массовом сознании.

Идеолог «Единой Осетии», югоосетинский политолог Коста Дзугаев предложил определиться со стратегией и ввел термин «интеграционный воссоединительный процесс». Его дополнил директор ЮОНИИ Юрий Гаглойты, подчеркнувший, что РЮО должна войти в состав РФ в качестве самостоятельной административной единицы. В качестве обоснования именно такого варианта он привел проблематичность психологической совместимости и менталитета северных и южных осетин.

Помимо восстановления исторической справедливости (в 1774 г. Осетия вошла в состав Российской империи в качестве единого государственного образования), сторонники воссоединения с РФ говорят о гарантиях обеспечении безопасности РЮО, окончательном снятии военно-политической угрозы со стороны Грузии, а также причинах гуманитарного характера: необходимости сохранения и развития осетинского языка и культуры по обе стороны Главного Кавказского хребта, совместного противостояния вызовам глобализации и т.д.

Сторонники полной независимости Южной Осетии фактически призывают к поддержанию нынешнего статус-кво, основанного на российских финансовых вливаниях, однако такое положение долго продолжаться не может. К сожалению, прошедшие с момента признания независимости пять с половиной лет доказали неспособность югоосетинской государственной машины не только к обеспечению развития осетинской государственности, но хотя бы к формулировке основных ее положений. Нет оснований полагать, что в обозримом будущем эта ситуация изменится. В то же время опасения «стать частью Алагирского района» (приграничный малонаселенный район РСО-А), высказываемые многими представителями югоосетинского политикума, имеют под собой реальные основания и должны быть развеяны.

Необходимо подчеркнуть, что, говоря об объединении Осетии, представители экспертного и общественно-политического сообществ Севера и Юга всегда имеют в виду воссоединение осетинского народа в составе России. Даже наиболее резкие в оценках общественные деятели не рассматривают возможность создания независимого осетинского государства вне состава РФ.

Возвращение Крыма в состав РФ придало теме воссоединения Осетии неожиданный толчок. Выступая на многочисленных конференциях в последние полгода, Коста Дзугаев неоднократно повторял, что окно возможностей, открывшееся для Южной Осетии после событий 2008 г., вскоре может и закрыться. После присоединения Крыма на этом направлении следует ожидать быстрых и значительных подвижек, считает он. С теми или иными оговорками, касающимися, главным образом, статуса республики, эту позицию разделяет большинство югоосетинских политических и общественных деятелей. Всем понятно, что неопределенное, «полупризнанное» положение РЮО не может продолжаться слишком долго. Это действительно лишает людей перспективы — как общественной, так и личной. Кстати, и сторонники независимости РЮО говорят о сохранении полного суверенитета лишь как о перспективе ближайших лет, не отрицая объединения Осетии в более отдаленном будущем.

Разумеется, это не означает, что в Россию нужно кидаться, как в омут — с головой. Если у крымчан, за которых радуется вся Осетия, в условиях прихода к власти в Киеве самозваной кучки «евроинтеграторов» и неофашистов просто не было иного выхода, как буквально «ногами» выбить дверь в РФ, то у южных осетин, слава Богу, достаточно возможностей спокойно, не торопясь, запустить реальный объединительный процесс.

Полуостров вошел в состав России в качестве двух самостоятельных субъектов Федерации — Республики Крым и города русской славы Севастополя. Аналогичная форма, по всей видимости, в наибольшей степени подходит и для Южной Осетии: она должна войти в РФ в качестве самостоятельного субъекта Федерации.

Механическое «присоединение» РЮО к РСО-А, с одной стороны, действительно будет выглядеть произвольным актом «упразднения» независимого государства, с другой, технологически неверно, так как ментально-психологические различия между северными и южными осетинами, специфика социального и хозяйственного состояния, а также территориальная удаленность Севера и Юга не позволят эффективно управлять новосозданным субъектом РФ. Государство, в течение двадцати лет с оружием в руках отстаивавшее независимость, заслужило уважение и почет. В то же время формальное изменение статуса республики лишь закрепит де-юре существующее де-факто положение дел. Что касается технических моментов, то, по всей видимости, проведение в РЮО соответствующего референдума не должно увязываться с деятельностью той или иной политической силы — необходимо, чтобы это решение исходило от высших государственных институтов.

Наличие в России двух субъектов с осетинским компонентом – РЮО и РСО-А – реализует вековую мечту осетинского народа об объединении в составе РФ, не затронув существенных интересов местных сообществ и республиканских элит. И это решение следует принять как можно скорее. «Окно возможностей» действительно может захлопнуться. Да так, что вылетят не только стекла.

Яна Амелина — ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований

Специально для kavkazoved.info

http://www.kavkazoved.info/


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика