Stratfor прогнозирует упадок влияния США и ЕС на постсоветском пространстве

У бывших советских национальных республик исчезает историческое время

Аналитики американского частного разведывательно-аналитического центра Stratfor в системном порядке заваливают мировые СМИ своими отчетами, многие из которых носят, мягко говоря, конъюнктурный характер. Но некоторые оказываются либо «прозорливыми», либо дающими пищу для анализа. Так, на днях Stratfor обнародовал очередной доклад, в котором предлагает возможный ход событий в 2017 году на постсоветском пространстве. Обозначим базовые тезисы этого документа.

1. В будущем году наиболее вероятен вектор изменений в политике США и ЕС с некоторыми странами СНГ. Связывается это с фактором появления «трещин в едином фронте стран Запада против России».

2. Июньский референдум в Великобритании стал проявлением глубоких внутренних противоречий внутри ЕС, в то время как в США избрание Дональда Трампа, возможно, знаменует перелом в отношениях Москвы и Вашингтона. Более того, ЕС угрожает еще более серьезный раскол, если на выборах во Франции, ФРГ, Нидерландах и, возможно, Италии победят оппозиционные нынешнему руководству Европы силы.

3. Поэтому в 2017 году у России есть шанс изменить баланс сил в Евразии в свою пользу. Страны, традиционно поддерживающие хорошие отношения с Москвой — Белоруссия, Армения, Казахстан, Таджикистан и Киргизия — расширят сотрудничество, в то время как влияние ЕС на эти страны уменьшится. Возрастет влияние России в Азербайджане и Узбекистане, что связывается с развитием сотрудничества, прежде всего, в сфере безопасности. В целом активность ЕАЭС и ОДКБ, важнейших организаций на постсоветском пространстве, в 2017 году должна возрасти.

4. Влиятельные группы в США и ЕС будут решительно бороться против снятия или смягчения санкций, а войска НАТО никуда не денутся от российских границ, но перспективы Москвы добиться существенного улучшения своих позиций как на постсоветском пространстве, так и во взаимоотношениях с Западом все же весьма велики.

Обозначенные тенденции стали проявляться впервые после развала СССР в 1991 году. Итальянский дипломат Адриано Бенедетти в своем эссе, опубликованном в издании Il Foglio, считает, что такой ход событий был вполне предсказуемым. «Когда распался Советский Союз, я находился в Оттаве, где занимал при посольстве Италии должность советника-посланника, — пишет Бенедетти. — Я отчетливо помню, как говорил в то время с уверенностью об абсолютной несвоевременности продвижения НАТО на Восток: в этом суждении я руководствовался умеренностью и здравым смыслом, почерпнутыми в разговорах со своими собеседниками в министерстве иностранных дел Канады. Нам прекрасно известен дальнейший ход событий. Соединенные Штаты, а также часть европейского истеблишмента после краха Советского Союза захотели одержать не только идеологическую победу, но и геостратегическую: как будто под идеологической марксистско-ленинской конструкцией была огромная необитаемая территория, без истории, интересов и амбиций. Именно в этой ошибке, в этой исторической спеси кроются причины событий последних двух десятилетий».

При этом итальянский дипломат признает наличие «серьезных ошибок» у Запада, который инициировал «операцию 2008 года в Грузии и потрясения 2014 года на Украине», когда Москва стала действовать «по принципу обратной реакции, видя, как Запад вклинивается в ее приграничное пространство, обращалась лишь к историческому багажу своих страхов и идиосинкразий, прибегая к инициативам, которые можно трактовать как угодно, а также открытому нарушению международного права». Так встали вопросы: что же делать? Как выйти из этой ситуации, особенно когда в Европе «серьезный программный и экономический кризис», и когда стали всплывать прежние геополитические проекты, в которых «сроки исторического взросления не совпадают со сроками политическими и не вписываются в реалистичные представления».

«В целом абрис региональной державы, которым США хотели ограничить Россию, представляется слишком тесным и несправедливым, — уточняет Бенедетти. — Москва имеет все основания для признания ее мировой державой, а также для отстаивания своих исторических требований расширенной обороны и своей внутриполитической системы, развитой в ходе долгой эволюции». Обозначенные проблемы станут, безусловно, одними из важнейших в повестке дня вступающего в должность президента Америки. Совершенно не обязательно, что он непременно гарантирует дух инноваций и длительных перспектив в столкновении с соперником, которому большинство международных наблюдателей в своих прогнозах отдает преимущество и предвещает победу. Теперь настала очередь для обозначения существующих геополитических проектов.

Недавно на страницах литовского издания Delfi. lt историк Альвидас Никжентайтис обращает внимание на то, что уже все открыто говорят и о таком варианте: ЕС может прекратить свое существование, а после «выборов Трампа начались дискуссии, насколько действенны такие организации, как НАТО, мы не можем забывать о факторе России», а точнее о возможности реализации проекта «Русского мира», который «может быть обречена на провал». Никжентайтис объясняет причины: «Украинцы и белорусы говорят о регионе Балтийского и Черного моря. В Польше есть еще концепция АБЧ — Адриатического, Балтийского и Черного морей. Есть еще польская теория, созданная Ежи Гедройцем — Украина, Литва, Белоруссия. Поляки также имеют и так называемую концепцию Межморья, которая широко использовалась в межвоенный период и связывается в Польше с именем Пилсудского. Литовцы также говорят о Литве от моря до моря. Для меня же Intermarium наиболее близок по содержанию к концепции Гедройца. Его идея заключалась в том, что без демократических государств на Украине, в Белоруссии и Литве не может существовать и независимая Польша. Что касается меня, то с точки зрения Литвы я могу сказать то же самое: без демократической Польши, Украины и Белоруссии не может быть и свободной, демократической Литвы. Это главный момент, а конкретные действия — я имею в виду наш проект Intermarium, который мы реализуем с украинцами и поляками. Я надеюсь, придет время подключить к нему и белорусов».

И далее: «Идея «Русского мира» может быть отчасти близка белорусам, поскольку Белоруссия находится в очень интересной ситуации и дальше продолжает жить в постсоветском пространстве, она не вышла из этого пространства. Из этого пространства сейчас пытается выйти Украина. Идея «Русского мира» в этих странах некоторое время была достаточно успешной и по-прежнему достаточно ограниченно работает в тех же самых странах Центральной Азии. Но самое главное в этих процессах — это создавать альянсы не против чего-то, а создавать альянсы за что-то». Но кроме «Русского мира» на постсоветском пространстве действует и «Тюркский мир». Как пишет турецкое издание Yeni Safak, если считать «евразийство главной внешнеполитической концепцией» современной России, то она, по оценке западных экспертов, «должна столкнуться или вступить в сотрудничество с Турцией, которая при своей идентичности и историческом фундаменте должна будет способствовать национальному пробуждению в тюркоязычных республиках на постсоветском пространстве», что «сведет на нет все цели России на этом направлении». При этом Yeni Safak предполагает, что западный сценарий будет вести «к разжиганию этнического раскола и конфликта в самой Турции, поддержке сепаратистских курдских движений, дележу Азербайджана, который симпатизирует Турции, между Ираном, Россией и Арменией». Но сейчас стоит проблема в соответствии с мировыми изменениями просчитать возможности сосуществования или противостояния двух «миров» — русского и тюркского, и, по Yeni Safak, «определиться с геополитическим наследством Чингисхана, господствовавшего на пространстве Евразии».

«В наши дни Евразия — арена борьбы США, России и Китая за мировое господство. Турция, Иран и Индия со временем тоже включились в эту борьбу, — прогнозирует Yeni Safak. — Турция — Кавказ и тюркоязычные республики Средней Азии — это регион раздора с точки зрения подземных богатств и энергоресурсов, которыми он обладает, а также маршрутов их транспортировки. Это регион, в котором в основном проживают тюркоязычные и родственные Турции сообщества. Поэтому бытует мнение, что для успешной реализации российской идеи евразийства Турцию необходимо держать вдали от этих регионов, поскольку она еще не смогла выработать свою евразийскую стратегию».

Общее в обозначенных геополитических проектах — апелляция к общему прошлому, дальнему и близкому. Сегодня ситуация на постсоветском пространстве напоминает ту, которая стала формироваться на территории бывшей Российской империи в 1919—1920-х годах, когда оккупационные войска Антанты покидали ее территорию, где, кроме большевистской Москвы, появились новые национальные государственные образования с самыми разными внешнеполитическим ориентациями. Когда большевики возвращали под контроль центра эти регионы, то они использовали гибридную идеологию в зависимости от конкретной ситуации: смесь идей большевизма с великорусской державностью, обращаясь к близкой исторической памяти народов бывшей империи, их общей идентичности.

В нынешней ситуации развал СССР осуществлялся на антисоветской общей идентичности, а не русофобской. Ее стали вводить в бывших советских национальных республиках уже позже, но для формирования «новой-старой» исторической идентичности у них не хватает исторического времени. К тому же после развала СССР все попытки сближения бывших национальных советских республик с Западом не привели к формированию новой серьезной геополитической реальности и новой исторической идентичности, вынуждая их всю свою государственную энергетику выплескивать только в зону балансирования своих интересов между различными центрами силы — старыми и новыми. Так было в 1919—1920-х годах, так и происходит сейчас. История может повториться, но с новыми вариациями, чем-то напоминающими Версальскую систему, завершившую Первую мировую войну.

Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика