Станислав Тарасов. Грузия пытается вырваться из «газовых объятий» Азербайджана

Фото: Станислав Тарасов

Фото: Станислав Тарасов

Почему Иванишвили не встретился с Алиевым?

Такого хода событий в Закавказье давно не наблюдалось — Тбилиси друг за другом посетили с визитами президент Армении Серж Саргсян, а затем и глава Азербайджана Ильхам Алиев. Эти два визита объединяла общая тематика, а точнее проблематика, связанная с транзитными возможностями Грузии, выявления новых или закрепления старых направлений партнерства. Грузия обладает важными транзитными путями как для Армении, так и для Азербайджана. Но по-разному. Для Армении — это выход на Россию в ситуации, когда страна заблокирована со стороны Турции и Азербайджана. Есть еще наземный путь, часто называемый «дорогой жизни», которая связывает Армению с Ираном.

Для Азербайджана же, как заявил экономист Фуад Ализаде, «Грузия является воротами в Турцию, посредством которых официальный Баку выводит свои углеводородные ресурсы — нефть и природный газ — на мировые рынки». До недавнего времени эта линия коммуникаций считалась одним из факторов формирования азербайджано-грузино-турецкого «сердечного согласия», которое особенно в период президентства Саакашвили принимало формы, ослабляющие влияние России в регионе. А нахождение Ирана под прессингом международных санкций еще больше блокировало Армению. При этом, конечно, Грузия решала проблему поставок энергоносителей, шла по пути более углубленной экономической интеграции с экономикой Азербайджана.

Вряд ли альянс Баку — Тбилиси — Анкара можно относить к исторически обусловленному устойчивому фактору. Хотя бы потому, что два события — вывод Ирана из режима санкций после подписания Венского соглашения по его ядерному досье и вступление Армении в Евразийский экономический союз — меняют геополитическую ситуацию в Закавказье. Как заявляет директор Института востоковедения Государственного университета Ильи профессор Георгий Саникидзе, именно отношения Грузии и Ирана могут получить новый импульс не только в вопросе вывоза иранских товаров в Европу через черноморские порты Грузии, но и как транзитной страны для иранского газа, но только через Армению, а не Азербайджан, поскольку только это выводит Грузию из ситуации заложника азербайджано-турецкого альянса. «Наши отношения выдержат любое испытание, — заявил президент Грузии Георгий Маргвелашвили на совместной пресс-конференции с главой азербайджанского государства Ильхамом Алиевым во время его официального визита в Грузию. — Мы благодарны Азербайджану не только за партнерство в этих сферах, но и за те проекты, которые Азербайджан осуществляет в Грузии». При этом Маргвелашвили сообщил, что в беседе с Алиевым обсуждались и проблемы безопасности в регионе. В свою очередь, Алиев называя Грузию «близким стратегическим партнером», заметил, что в азербайджано-грузинской повестке дня «много вопросов, ожидающих решения», и в качестве примера президент назвал «транзитные возможности двух государств».

Дело в том, что Тбилиси не нужно делать выбор между Москвой, Баку, Ереваном или Тегераном по принципу «или-или». Для него важно «и-и», чтобы закрепиться в качестве важнейшего регионального энергетического хаба, получая газ одновременно из названных стран, а также принимая участие в создании широкого транспортного коридора Север — Юг, который мог бы соединить Россию, Грузию, Армению и Иран. Участие Грузии сразу в двух альянсах, Грузия — Армения — Иран и Турция — Грузия — Азербайджан, заметно укрепляет ее геополитическое положение. С методологической точки зрения такой ход событий предопределен, хотя в контекст, как и следовало ожидать, сплетаются «острые сюжеты». Так, бакинские СМИ остро отреагировали на «тайную» встречу министра энергетики и одновременно вице-премьера Грузии Кахи Каладзе с главой «Газпрома» Алексеем Миллером и его официальные контакты в Иране. Ранее Каладзе заявлял о необходимости добиваться импорта российского и иранского газа, причем в обоих случаях, как подчеркивает Haggin.az, «фигурировала Армения». При этом он говорил о том, что «в Азербайджане недостаточно газа, и он не может обеспечить растущие потребности Грузии в природном газе».

Правда, существует версия, согласно которой «демарши» Каладзе якобы связаны со стремлением Тбилиси добиться от Баку снижения цен на поставляемый газ. Но даже если это действительно элемент «игры», то он многозначителен, поскольку раньше Грузия в отношении Азербайджана никогда одновременно не разыгрывала сразу три «карты» — иранскую, армянскую и российскую. «Вы думаете, это случайность? — задает вопрос портал Haggin.az и сам же на него отвечает: — Мы, конечно, не исключаем, что политическая составляющая в данном случае может играть главную роль, о чем сегодня говорят и пишут уже все, чему доказательством служит и отсутствие истинного «хозяина» Грузии Бидзины Иванишвили в Тбилиси в дни визита в страну Алиева. А ведь всего несколько дней назад он не преминул здесь же любезно встретить президента недружественной нам страны — Армении». А тем временем президент Саргсян во время визита в Грузию заявил, что армянские компании, которые работают на европейский рынок, получат стимул инвестировать в Грузию после того, как Тбилиси войдет в зону свободной торговли с ЕС, и наоборот, грузинские компании, которые работают на российский рынок, смогут использовать Армению для доступа на рынки Таможенного союза. Одним словом, Грузия начинает проявлять в своих отношениях с соседними Азербайджаном и Арменией «рациональный эгоизм», видимо, понимая, что пора выходить из тени Баку, НАТО и ЕС, выстраивая самостоятельный внешнеполитический курс, отвечающий прежде всего ее национальным интересам.

Станислав Тарасов

 ИА REGNUM


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика