Пётр Искендеров. Референдум в Каталонии – вызов Евросоюзу

Kat 031017Молчание Европейской комиссии (ЕК) по поводу референдума, состоявшегося 1 октября в Каталонии, явно затягивалось, и лишь во второй половине дня 2 октября появилось сообщение представителя ЕК Маргаритиса Схинаса о том, что «вчерашнее голосование в Каталонии является незаконным».

Референдум в Каталонии поставил не только Испанию, но и весь Европейский союз перед беспрецедентным вызовом: признавать или нет выбор отдельно взятой территории и проживающего на ней этноса? До сих пор в ЕС решали подобный вопрос, исходя из «политической целесообразности». Независимости Косово был дан «зелёный свет» безо всякого референдума и вопреки жёсткой позиции Сербии. Референдум в Крыму в пользу воссоединения полуострова с Россией не признали со ссылкой на позицию властей Украины. В обоих случаях позиция Брюсселя (и Вашингтона) отвечала задачам противодействия России и её союзникам.

И вот референдум о самоопределении грянул в стране-члене Евросоюза. Судя по первым заявлениям, противостояние Мадрида и Барселоны окажется опаснее для единства ЕС, чем Brexit, нашествие мигрантов или долговой кризис.

Согласно данным правительства Каталонии, из более чем 2,2 млн подсчитанных бюллетеней около 90% голосов были отданы за независимость. Такой результат просто так со счетов не скинуть. Первая реакция европейского сообщества стала показательной. Глава специально созданной Международной парламентской делегации по референдуму Каталонии словенец Димитрий Рупел заявил на пресс-конференции в Барселоне в день голосования, что референдум о независимости был подготовлен «в соответствии с действующим законодательством Испании». Эти слова означали, что не власти Каталонии, а центральное правительство Испании пошло на противозаконные шаги, пытаясь сорвать голосование. Кабинет испанского премьер-министра Мариано Рахоя предпринял беспрецедентные меры, включая аресты каталонских чиновников, перекрытие доступа к электронным системам голосования, конфискацию и уничтожение избирательных бюллетеней, блокировку участков для голосования, применение резиновых пуль. По неполным данным, ранения получили свыше 800 человек.

«Испанская полиция избивает мирных жителей, пытающихся проголосовать» – такими сообщениями пестрели СМИ на следующий день. Мэр Барселоны Ада Колау предложила премьер-министру Испании немедленно подать в отставку: «Рахой был трусом, прячась за прокурорами и судами. Сегодня он пересек все «красные линии» с полицейскими действиями против нормальных людей, стариков, семей, которые отстаивали свои основные права. Мне кажется очевидным, что Мариано Рахой должен уйти в отставку». «Мы призываем европейские институты осудить насилие, которому подвергаются граждане Европы», – заявил министр в правительстве Каталонии Рауль Ромева.

Очевидно, Мадрид сделал ставку на то, что население Каталонии и руководство провинции в последний момент пойдут на попятную и проблема отпадёт, как онаотпадала уже не раз. Однако расчёт не оправдался, и теперь никто не берётся предсказать дальнейшее развитие событий.

Глава женералитета (правительства) Каталонии Карлес Пучдемон сразу же после подведения предварительных результатов референдума заявил, что попытки центральных властей «насильственно подавить» голосование стали ключевым доводом в пользу независимости провинции и соответствующие документы будут направлены в местный парламент для ратификации. «В этот день надежды и страдания граждане Каталонии завоевали право на независимое государство в форме республики», – подчеркнул он. Пучдемон обратился к европейским лидерам с призывом признать очевидное: каталонский кризис «больше не является внутренним испанским вопросом».

Этот призыв уже находит отклик. В частности, лидер Лейбористской партии Великобритании Джереми Корбин призвал премьер-министра Терезу Мэй потребовать от Мариано Рахоя «прекратить репрессии» против Каталонии. «Насилие не может быть ответом», – подчеркнул премьер-министр Бельгии Шарль Мишель. «У Рахоя почти безвыходная ситуация. Он должен отстаивать верховенство закона, но этим рискует еще больше усилить сепаратистские настроения в Каталонии и создать новые проблемы в долгосрочной перспективе», – отметил эксперт Университета Карлоса III в Мадриде Льюис Орриольс.

С точки зрения законодательства ситуация выглядит неоднозначно. В 1978 году на общеиспанском конституционном референдуме вошедшее в Основной закон страны положение о неделимости Испании поддержали около 90% участников плебисцита в самой Каталонии. Однако с тех пор Мадрид неоднократно блокировал попытки Барселоны в законодательном плане выработать новые модели взаимоотношений. В частности, в 2010 году Конституционный суд Испании отменил соглашение, достигнутое центральными властями и руководством Каталонии в 2006 году о расширении рамок автономии. В 2012 году каталонское правительство предложило Мадриду обсудить вопрос о возможности расширения финансовой автономии провинции, но обсуждение вновь было заблокировано испанским кабинетом.

Если исходить из финансово-экономических соображений, позиции Барселоны сильнее. Объём налоговых и иных ежегодных отчислений Каталонии в общеиспанский бюджет составляет около 62 млрд евро. Финансовый поток в обратном направлении заметно меньше – 45 млрд евро. Ежегодные потери в 17 млрд евро для одной провинции – серьёзный козырь для агитации под лозунгом «Хватит кормить Мадрид». Кроме того, доля Каталонии в общеиспанском экспорте составляет более 25%. При этом темпы роста экспорта Каталонии превышают аналогичные показатели остальной Испании, еврозоны и в целом Европейского союза. «Экономика автономии дотирует Испанию», – подчёркивает ведущий аналитик инвестиционной компании «Фридом финанс» Богдан Зварич.

Однако при оценке финансовой стороны проблемы встаёт вопрос и о том, насколько экономически состоятельной может оказаться Каталония в случае полного разрыва отношений с остальной Испанией. Структура основных торговых партнёров каталонцев такова, что в 2016 году на долю ЕС приходилось 65,8% каталонского экспорта. При этом на долю Франции приходится 16,1% экспортных потоков, Германии — 11,9%, Италии — 9,1%, Португалии — 6,7%, Великобритании — 6,0%. Если теоретически допустить введение по требованию Мадрида торгово-экономической блокады Каталонии со стороны Евросоюза, то подобная зависимость от рынков ЕС станет для Барселоны не плюсом, а серьёзным минусом.

В то же время очевидно, что события 1 октября 2017 года сделали возврат в отношениях Мадрида и Барселоны к периоду до референдума невозможным. Для ЕС это означает то, что ему придётся заново осмысливать многие свои принципы. За происходящим в Каталонии внимательно наблюдают в Стране Басков и в других регионах Европы, способных повторить путь Каталонии. Баскская партия EH Bildu уже представила в региональном парламенте законопроект, который является копией каталонского законопроекта о референдуме.

Пётр Искендеров

https://www.fondsk.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика