Порошенко придется умерить европейские амбиции

Николай Лазаренко/ТАСС

Николай Лазаренко/ТАСС

В Киеве прошел масштабный саммит Украина-ЕС, по итогам которого была принята декларация из 20 с лишним пунктов. Ответа на то, как дальше жить Украине, в ней не оказалось

По итогам многочасовых переговоров никакой сенсации не произошло. Наиболее интересные Киеву предложения были аккуратно завернуты.

Так, Украина очень хотела, чтобы на этом саммите лидеры ЕС четко заявили о перспективе ее членства в организации. «Мы амбициозны в своих планах и вере, и именно поэтому декларируем, что через 5 лет мы должны обеспечить эффективную имплементацию соглашения об ассоциации. Перспектива членства в Европейском Союзе — это ключевая цель, ради которой проводятся реформы, — заявил президент Петр Порошенко. — Я призываю ЕС признать, что Украина как любое другое европейское государство, которое уважает и готово защищать общие ценности, может в будущем стать членом ЕС». Однако лидеры Евросоюза призыв украинского лидера не услышали. И не только потому, что они не верят в то, что за 5 лет стоящее на грани развала и дефолта государство сможет провести многомиллиардные экономические реформы. А потому, что Украину в ЕС никто не ждет — европейские и американские политологи не раз говорили о том, что Соглашение об Ассоциации было предложено Украине как своего рода компенсация отказа в членстве. Именно поэтому в ответ на прямые намеки Порошенко получал по форме весьма уклончивые, но по факту однозначные заявления. «Мы понимаем желание Украины стать членом ЕС поэтому и мы тут. Хочу сказать, что Украина всегда была членом европейской семьи, хотя Украина и не является членом ЕС. И Украина должна в будущем еще больше упрочить свои позиции в Европе, европейских структурах, европейском доме»,- заявил Жан Клод Юнкер.

Впрочем, украинские лидеры пропускали эти слова между ушей1, и продолжали развивать мысль о европерспективах своей страны. Иногда эта мысль принимала весьма парадоксальные очертания. «Убежден, что есть перспектива и очень значительная, что украинский язык станет официальным языком Европейского Союза, и для этого мы собрались», — заявил премьер Арсений Яценюк. «Я полностью разделяю тот оптимизм, что украинский язык вскоре станет рабочим языком ЕС, — вторит ему Петр Порошенко. — До этого я разделяю оптимизм, что английский и французский языки станут рабочими языками украинского правительства и все украинские чиновники будут говорить на английском и французском не хуже, чем на украинском. Я думаю, что этот процесс мы решительно начали и сегодня я могу констатировать, что на заседании украинского правительства английский звучит, по крайней мере, чаще, чем русский. Это уже определенные достижения». В том, что украинское правительство все больше и больше на своих заседаниях говорит по-английски, никакого секрета нет. Однако вряд ли наличие или тем более увеличение числа министров-варягов может быть предметом национальной гордости для 35-миллионного государства, считающего себя самостоятельным.

Проигнорировали европейцы и вопрос об отправке на Украину европейских миротворцев, с которым Петр Порошенко носится уже несколько недель. «Я поднял в рамках нашей встречи вопрос о развертывании операции Евросоюза в рамках совместной политики безопасности и обороны, которая будет способствовать созданию надлежащих безопастностных условий для выполнения Минских соглашений. Мы призываем государства-члены ЕС помочь в реализации этой инициативы», — снова заявил президент. И снова его пассаж остался без положительного отклика. «Сегодня мы можем говорить только о гражданской оценочной миссии, а не о военной миссии», — заявил Дональд Туск. Эта миссия, по его словам, должна «оценить потребности и возможности для того, чтобы ЕС обеспечил эти потребности». В данном случае непонятно, зачем глава Украины постоянно поднимает этот вопрос, украинские политологи получают задание продвигать ее на международных форумах, а европейские лидеры позволяют ему эту идею озвучивать и ставить их в неудобное положение. Не исключено, что постоянно находящаяся на поверхности идея должна стать своего рода предостережением Владимиру Путину. Напоминанием, что при определенных обстоятельствах Евросоюз может и удовлетворить украинскую просьбу.

Также скорее всего без ответа останется призыв Киева к инвестициям в украинскую экономику. Не секрет, что Украина готовит Запад к масштабной приватизации, с помощью которой хочет пополнить бюджет. «Мы считаем, что путь реформ должен быть поддержан прямыми инвестициями в украинскую экономику, нам надо запустить экономику для того, чтобы создать рабочие места, для того, чтобы увеличить промышленное производство, для того, чтобы выходить на внешние рынки в том числе и через зону свободной торговли с ЕС и для того, чтобы украинцы почувствовали, что жизнь стала лучше, жизнь стала другой и что Украина движется вперед», — убеждает Арсений Яценюк. Однако масштабные инвестиции в Украину крайне маловероятны, разве что госсобственность уйдет по бросовым ценам. Страна балансирует на грани дефолта, правительство вместо экономических реформ устраивает охоту на ведьм и провоцирует Москву на возобновление боевых действий ради того, чтобы поиграть и получить больше денег и поддержку от Запада. Вряд ли ее можно назвать сейчас инвестиционно привлекательной. Поэтому Петру Порошенко придется надеяться на кредиты.

И тут ему удалось достичь согласия с европейскими кредиторами. Фактически единственными конкретными пунктами принятой декларации были сроки и условия, по которым Украина будет получать кредиты от Евросоюза. На сегодняшний день Брюссель готов субсидировать украинскую экономику и не давать ей шагнуть в пропасть дефолта. Интересно, правда, как изменится позиция ЕС через какое-то время, когда станет ясно, что Украина не сможет слезть с кредитной иглы и ее нужно будет постоянно подпитывать.

Геворг Мирзаян

http://expert.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика