Мигранты хоронят Европу

Фото: AP/ ТАСС

Фото: AP/ ТАСС

Европейская пресса с тревогой пишет о вероятном выходе Великобритании из состава ЕС. Общее мнение таково: в этом случае Европу захлестнет волна сепаратизма.

Британцы будут обсуждать условия своего членства в ЕС на ближайшем саммите в Брюсселе. Они выдвигают ряд принципиальных требований, с некоторыми из которых Брюссель не может согласиться по принципиальным соображениям. Ключевой момент – миграционная политика. Лондон хочет самостоятельно регулировать волны беженцев, захлестнувшие острова. Кроме того, британцы не желают создавать для мигрантов тепличные условия. В европейской прессе эта система получила название “система экстренного торможения”. Она позволит не платить соцпомощь мигрантам в первые четыре года их пребывания на территории Великобритании и тем самым снизит их интерес к переезду, сообщает Bloomberg.

В настоящий момент между островами и континентом идет активная торговля, результат которой скоро будет доступен широкой общественности. Но европейским гражданам и без этого ясно, что миграционная политика ЕС зашла в тупик. Для констатации этого факта не нужно быть семи пядей во лбу. Достаточно бегло познакомится с положением дел на местах.

К примеру, Foreign Policy пишет, что маленькая Швеция разместила у себя гораздо больше беженцев в расчете на душу населения, чем любая другая страна в Европе. Но поступая таким образом, она сама себя разрывает на части. Издание приводит подробности: летом прошлого года начался кризис беженцев, каждую неделю в поисках убежища в Швецию приезжало около 1500 человек. К августу это число удвоилось. В сентябре оно снова увеличилось в два раза. В октябре за неделю в Швецию прибывало уже 10 тысяч беженцев, оставаясь там даже несмотря на похолодание. Уже прошлой осенью в Швеции буквально не было мест, где можно было бы с минимальным комфортом разместить вновь прибывших. А люди продолжают приезжать. Ситуация за прошедшие месяцы только ухудшилась.

В такой развязке не было ничего неожиданного — да и непредвиденного тоже, пишет Foreign Policy. Огромное количество просителей убежища устремлялось в Швецию как раз из-за того, что чиновники не ставили никаких преград на их пути, так и потому что шведы проявляли гораздо больше великодушия к вновь прибывшим, чем другие европейские страны. Теперь они недоумевают, как такое благородное чувство могло загнать их в тупик. Дело, конечно, в том, что шведы перепутали великодушие с малодушием и недальновидностью. Они продемонстрировали, как череда фундаментальных ошибок в оценке ситуации и прогнозах будущего приводит к катастрофе. Шведский пример невозможно игнорировать.

Джеймс Трауб, исследователь Центра международного сотрудничества и автор выходящей в ближайшее время книги “Джон Куинси Адамс: воинственный дух” (John Quincy Adams: Militant Spirit), отмечает, что масштабная миграция отчаявшихся людей из Сирии, Ирака и других мест стала нравственным испытанием такого рода, с каким Европа не сталкивалась со времен Второй мировой войны, когда нацисты изгнали миллионы людей из своих домов, и те были вынуждены искать убежища. Европа не выдержала это испытание.

Германия, остро чувствовавшая, что именно она была автором предыдущего крупного кризиса беженцев, приняла у себя подавляющее большинство из того миллиона просителей убежища, которые за последние полтора года добрались до Европы. Но новогодняя оргия в Кельне с изнасилованиями и кражами, в которой были замешаны многие мигранты, может заставить канцлера Меркель пересмотреть политику открытых дверей. Даже германские министры сегодня открыто нападают на нее за такую политику великодушия, подчеркивает аналитик.

Остальная Европа и значительная часть мира видит это и мотает на ус. Этнически однородные страны отказываются принимать у себя беженцев. Их предводительница в этом вопросе Венгрия построила заборы на границах, не давая мигрантам даже пересечь свою территорию транзитом.

Балканские страны, напротив, помогали беженцам проходить через свою территорию на Запад — но лишь до середины ноября, когда они начали коллективно перекрывать путь тем, кто не из Ирака, Сирии или Афганистана. Англия согласилась принимать только тех, кто прибывают на ее берега напрямую с Ближнего Востока.

Дания разместила в арабоязычных газетах объявления о том, что она не рада беженцам и не будет их принимать, а также приняла закон, предписывающий чиновникам проводить конфискацию имущества у мигрантов в оплату за их обслуживание.

Та же Швеция приняла у себя, среди прочих, около 20 тысяч молодых афганцев, которые приехали туда как “несовершеннолетние без сопровождения”. Теперь власти этой страны задаются вопросом, как эти ребята будут себя вести в условиях полного отсутствия молодых афганских женщин. При этом правила политкорректности требуют не выходить за рамки так называемого “коридора мнений”. Даже элементарный вопрос о том, сможет ли сегодня Швеция интегрировать афганцев, может на официальном уровне вызвать обвинения в расизме.

В европейском общественном мнении царят пораженческие настроения. Люди возмущены и дезориентированы. Как заявил один шведский полицейский, “прошлым летом моя бабушка едва не умерла от голода в больнице, а эти мигранты бесплатно получают еду и медицинскую помощь. Я думаю, государство, прежде всего, должно заботиться о собственном народе, а уже потом, если что-то останется, помогать другим”.

Джеймс Трауб подчеркивает: при наличии колоссальной решимости и мужества кризис беженцев мог стать коллективным триумфом Европы. Вместо этого он стал коллективным провалом. За идеализм в современном мире приходится платить слишком высокую, а в конечном счете неприемлемую цену.

Самое главное, дополняют Трауба другие эксперты, под вопрос поставлен сам европейский проект. Поскольку все меньше стран хочет участвовать в устроенном безответственными политиками “аттракционе невиданной щедрости”. Так, Германия расходует на миллионную армию беженцев до €55 млрд в год. Благодаря профициту бюджета немцы пока в состоянии тратиться на мигрантов. Однако внутри страны зреет недовольство равными пособиями европейских безработных и беженцев из Северной Африки, а шансы на социализацию приезжих и их устройство на работу пока невелики. Немцы все чаще задаются вопросом: во что обойдется им толерантность?

По подсчетам специалистов, в ФРГ прибывают по 3 тысячи человек в день. Обратно отправлены немногие. При этом среднестатистический беженец получает пособие в размере от €150 до €400 в месяц. И это только наличными, уточняет Александр Рар, научный директор Российско-германского форума.

Кроме того, беженцу оплачиваются проезд в общественном транспорте, медицинская страховка и коммунальные расходы, услуги переводчика. В пригородах крупных городов, например, вокруг Берлина и Гамбурга, решено построить для беженцев социальное жилье. Здесь появятся целые поселки для мигрантов. Переселяться в сельскую местность они не хотят, не видя там для себя перспективы, отмечает Рар. Кроме того, потребуется увеличение штата полицейских, врачей и учителей: мигрантов потребуется охранять, лечить и обучать их детей. То есть еще примерно €400 на человека.

Итого Германия тратит на одного беженца где-то €800 в месяц. В то же время, по данным Александра Рара, доход среднего бюргера без учета налогов — €2500 в месяц. При этом у бюргера не менее шести различных страховок: на дом, на квартиру, медстраховка и тому подобное. На подоходный налог при таком размере дохода уйдет примерно €500–600. Отчисления в пенсионный фонд — около €300. Плата за жилье — еще €500. Проездной на общественный транспорт — €75. После суммирования всех расходов выясняется, что бюргеру едва хватает на бензин, на одну поездку с семьей к морю, и еще останется возможность накопить на новый телевизор. “В нищете не останешься, даже если потеряешь работу, но финансовые возможности бюргера стремятся к доходу мигранта”, — говорит Рар.

По максимальным расчетам, беженцы могут стоить германской экономике €385 млрд в ближайшие семь лет. Берлин намерен экономить, но парадоксальным образом на своих. Власти страны планируют ограничить социальные выплаты не для беженцев, а для мигрантов из других стран Европейского союза.

Интересно, что одновременно Германия делает все, чтобы достичь компромисса и сохранить Соединенное Королевство в составе Евросоюза. За торговлей с интересом наблюдает весь континент. Дисциплинированные европейские политики не готовы подрывать основы ЕС, но всему есть предел. С каждым днем сепаратисты Европы получают в свои руки все больше козырей, а европейские столицы – лишние поводы, чтобы потребовать от Брюсселя новых преференций, в том числе, в части собственной независимости.

Ближайшие месяцы для ЕС будут весьма непростыми. Несомненно, мигранты буквально хоронят европейское единство. Европа разваливается на куски. Это прямое следствие измены принципам реальной политики ради либеральной схоластики и голого доктринерства.

politanalitika.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика