Мигранты как инструмент политики

Фото: EPA

Фото: EPA

Ангела Меркель демонтирует социальную систему Германии?

Мир привык воспринимать ФРГ как социальное государство. Так привыкли думать и многие немцы. Однако социальная система может исчезнуть в ближайшие годы. Связано это будет с миграцией, причем изменения проведут сами власти, давно мечтающие о трансформации страны.

Нет более желанной страны для беженцев с Ближнего Востока, чем Германия. Она притягивает их вовсе не из-за мягких климатических условий. Они знают: это государство сохранило хорошую социальную систему, и рассчитывают на ее блага. Известно им и о том, что экономическая ситуация в ФРГ значительно лучше, чем в других странах еврозоны. Однако мигранты, которых все реже называют в прессе беженцами, не могут знать о процессах, идущих в экономике этой «земли обетованной». Тем более, они не в курсе того, что их наплыв создает условия для демонтажа всех социальных устоев Германии.

Социальная система ФРГ находится сейчас под мощным прессингом, подобное наблюдается еще лишь в Швеции, также имеющей репутацию страны, где можно получить статус беженца и материальную помощь. В третьем квартале 2015-го рост ВВП Германии оказался незначительным, составив 0,3 процента в годовом исчислении, и может начать сокращаться уже в 2016 году. Тем самым уменьшая число рабочих мест для всех: и коренных жителей, и давно социализированных иммигрантов, и для новых переселенцев.

Германия — богатая страна. Об этом известно каждому из 220 тысяч мигрантов, прибывших, например, в октябре на территорию другой страны ЕС Греции. По закону, они должны подать заявления на получение официального статуса именно здесь, но ничего подобного ни в Греции, ни в Испании, Италии или любой балканской стране ЕС они делать не стремятся.

Поток движется на север. Большая его часть — в Германию. Здесь власти не ограничиваются выдачей справки всем, кто подал заявления. Они тратят деньги: на одного беженца немецкое государство расходует не менее 12-13 тысяч евро в год.

Средства эти не проходят мимо экономики: они идут на оплату жилья для переселенцев, покупку для них продуктов питания, зарплаты преподавателям немецкого языка, а также на финансирование медицинских услуг. Получить подобный пакет помощи в большинстве других странах ЕС мигранты не могут. Им ее не предоставят, потому что эти государства строго придерживаются правил жесткой, если не сказать жесточайшей экономии. А навязана она им была еврократией и канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Поэтому, скажем, в Греции или Испании многие жители этих государств относятся к главе немецкого правительства крайне враждебно.

ВВП стран, которым ФРГ и бюрократы Брюсселя прописывали «жесткую экономию», падал. Обывателям внушали, что у Европы есть два локомотива — Франция и Германия, и они вытянут Старый Свет из болота проблем. О болезни французской экономики говорят уже давно, но ВВП Германии в 2014 году вырос на 1,6 процента, что считалось совсем неплохим результатом для депрессивной Европы.

Тем временем расходы ФРГ на переселенцев с Ближнего Востока растут. По данным немецких журналистов, в 2014 году на 200 тысяч человек, попавших в ФРГ, было потрачено 2,4 миллиарда евро. По итогам 2015 года цифра может достигнуть 20 миллиардов, в сентябре было объявлено, что 10 миллиардов евро уже потрачено. Согласно прогнозам, «инвестиции в мигрантов» в 2016 году способны вырасти до 50 миллиардов. Впрочем, с учетом привлекательности социальной системы ФРГ и возможности получения статуса беженца, а также хаоса на Ближнем Востоке, денег на мигрантов может уйти даже больше.

На этом фоне не всем понятна позиция немецких властей. С одной стороны, они проявляют озабоченность проблемой, стараясь «запереть» беженцев в Греции и других странах, выделяя деньги Турции для помощи мигрантам из Сирии и Ирака. С другой стороны, пытаются принять весь направляющийся в ФРГ поток людей.

Коренные немцы уже задаются вопросом: нет ли у правящих кругов особой цели в игре под названием «политика гостеприимства и милосердия»?

Один из опросов общественного мнения, проведенный в ФРГ в ноябре, показал, что таких «озабоченных» сегодня в стране больше половины, для точности – 52 процента.

Все просто: политика властей в отношении мигрантов должна решить важные для элит задачи. Цель Ангелы Меркель – демонтаж социального государства, для чего экономику страны нужно «перегрузить» переселенцами. Уже сейчас немецких рабочих из просторных муниципальных квартир переселяют в более скромное жилье. Одновременно власти усиленно пропагандируют идею о необходимости идти на жертвы ради того, чтобы помочь людям. Поразительно, но многие левые немецкие интеллектуалы не видят в этом тонкой игры политиков, давно мечтавших ослабить социальную систему страны.

В последний раз такая попытка была предпринята христианскими демократами на федеральных выборах 2013 года. Однопартийцы Ангелы Меркель задумали произвести частичную коммерциализацию детских садов, но «бдительная канцлер» пресекла эти поползновения и гарантировала избирателям неприкосновенность социальной системы. При этом власти сумели поднять пенсионный возраст до 67 лет, и сделать этот уровень чуть ли не стандартом ЕС. А сегодня скармливают согражданам идею о необходимости повышения пенсионного возраста до 70 лет. Параллельно безработных вынудили согласиться на низкооплачиваемый труд, сократив расходы на пособия. Теперь таким работникам государство лишь доплачивает до прожиточного минимума.

Все эти изменения властям давались со скрипом, но сегодня у них есть повод для продолжения демонтажа социальной системы: государственный долг Германии увеличится из-за расходов на переселенцев. Сейчас он составляет 2,2 триллиона евро, поступления в казну уменьшатся из-за кризиса, и власти объявят о мерах жесткой экономии. Ее основой назовут гуманизм, толерантность и необходимость помогать всем, кто обрел и еще обретет новую родину в ФРГ.

Демонтаж социального государства – важнейшая задача, которую европейские элиты стараются решить на протяжении многих лет. Плюс к этому, власти Германии тем самым фрагментируют общество, вместе с социальными правами «толерантная экономия» отнимет у населения ФРГ и многие трудовые права. Уровень среднестатистического месячного дохода уйдет ниже нынешней отметки в 987 евро, и никаких доплат производиться не будет. «Социальный рай» исчезнет.

Нечто подобное давно уже сделано в Великобритании, вот почему Лондон всеми силами старается не пропустить к себе новых переселенцев. Так что среди мигрантов первые места в рейтинге привлекательности продолжают занимать Германия и Швеция.

Фрагментация немецкого общества и слом социального государства практически неизбежны. Переселенцы столкнутся с экономикой, где будет все меньше привлекательных рабочих мест и все больше плохих, с низкой зарплатой. Конечно, либеральные эксперты по миграции уверены, что правительство сможет создать для переселенцев множество ученических рабочих мест, но ведь конкуренция на рынке труда все равно возрастет.

Мигранты – лишь инструмент, а, может быть, только предлог для уничтожения социальной системы Германии. Это мало кто хочет признавать в ФРГ, понимание придет позже, когда закончится демонтаж «капиталистического рая».

Однако уже теперь инцидент в Кельне стремительно меняет политические декорации Германии.

Ангела Меркель потребовала отменить пособия для граждан из стран ЕС, и, скорее всего, это первый шаг, социальная поддержка станет более избирательной, затем наверняка последует «урезание благ» для переселенцев с Ближнего Востока. Те обнаружат, что страна стала уже не столь дружелюбной.

А потом денег не найдут и для немцев.

Василий Колташов – руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений, специально для «Столетия»

www.stoletie.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика