Мария Безчастная. ВВП Украины уплывет по «Северном потоку-2»

sever potok 261017Американский посол испугала Киев потерями от запуска российского газопровода

Запуск газопроводного проекта «Северный поток-2» будет стоить Украине 3% ВВП в год. Именно такую цифру озвучила посол США Мари Йованович, выступая 24 октября на международной конференции по вопросам реформирования нефтегазового комплекса страны. В начале месяца председатель комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко сообщила, что ежегодно «незалежная» будет терять около двух миллиардов долларов из-за снижения транзита углеводородов через ее территорию. Но по подсчетам Йованович, потери будут еще больше. В 2016 году ВВП Украины составлял 93,3 миллиарда долларов, и если посол опиралась на эту цифру, Киев лишится 2,7 млрд. долларов в год.

Впрочем, Йованович, как могла, обнадежила украинцев, добавив, что потери можно минимизировать, проведя энергетическую реформу, в результате которой в стране должен появиться открытый рынок газа как для внутренних, так и для внешних инвесторов. Посол пообещала, что США будут помогать Киеву внедрять новые технологии в энергетическом секторе.

Забота, которую Йованович проявила об Украине, была бы трогательной, если не вспоминать о том, что США активно пытаются вывести свой сжиженный газ на европейский рынок. А ведь поставки американского СПГ будут означать снижение экспорта российского газа и, соответственно, уменьшение транзита через территорию Украины. Однако об этом факте никто из собравшихся на конференции не упомянул.

Зато выступавший глава «Нафтогаза» Украины Андрей Коболев еще более негативно оценил потерю российского транзита. Она, по его словам, будет иметь «критически негативные последствия для всех нас». Ведь только в этом году «незалежная» получит от транзита около трех миллиардов долларов.

Причем неплохо заработать Киеву помог ремонт на газопроводе OPAL, который соединяет первую ветку «Северного потока» с газотранспортной системой Германии. Из-за временного прекращения работы OPAL, «Газпром» нарастил прокачку сырья через украинскую ГТС, позволив стране дополнительно заработать 300 миллионов долларов.

Напомним, что контракт на транзит газа между «Газпромом» и Украиной истекает в 2019 году. В том же году, предположительно, должен быть введен в эксплуатацию «Северный поток-2».

«У Киева есть шансы сохранить транзит и после 2019 года, если европейские потребители сами будут заинтересованы в поставках газа через территорию Украины. Произойдет это в том случае, если вся система станет прозрачнее — у Украины еще есть время на то, чтобы договориться о продолжении сотрудничества», — сказал в комментарии «СП» основатель маркетинговой группы «Алехин и партнеры» Роман Алехин.

Однако Андрей Коболев на конференции заявил, что «Газпром», по его мнению, не настроен на дальнейшее сотрудничество с Украиной. Глава «Нафтогаза» также напомнил, что потери нависли над Украиной не только из-за «Северного потока-2», но также и из-за «Турецкого потока», первая нитка которого должна заработать в течение года. По оценкам украинского чиновника, каждая новая ветка таких проектов стоит «незалежной» примерно полмиллиарда долларов.

Видимо, чтобы закончить выступление на оптимистичной ноте, Коболев заявил, что проведение энергетических реформ позволит Украине самой стать экспортером газа, и ни много, ни мало, увеличить доходы в бюджет на восемь миллиардов долларов. Однако директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин считает, что эти планы далеки от реальности. Что касается сохранения транзита, это во многом будет зависеть от того, сможет ли Киев договориться с «Газпромом», к чему пока нет предпосылок.

— Эксперты и политики называют разные цифры, когда говорят о потерях для ВВП Украины от запуска «Северного потока-2». Это объясняется методологией, то есть тем, как оценивать вклад транзита во внутренний валовый продукт и как подсчитывать его потерю. Одно дело — просто вычесть чистый доход от транзита, и совсем другое — добавить к этому рабочие места, средства, которые придется направлять на поддержание ГТС извне, и так далее. Но в целом специалисты сходятся на том, что речь идет о сумме порядка двух-трех миллиардов долларов в случае полного прекращения транзита газа.

Хотя напомню, что пока такого решения со стороны «Газпрома» нет. Российская сторона исходит из того, что после 2019 года транзит существенно сократится, но не обнулится, и около 10−15 миллиардов кубов можно будет прокачивать через территорию Украины (в 2016 году этот показатель составил 82,2 млрд. кубометров, — прим. ред.). Но это зависит от того, удастся ли достичь с украинской стороной договоренностей по транзиту.

«СП»: — В Киеве полагают, что реформы энергетического сектора помогут сократить потери, так ли это?

— Какие бы реформы ни проводились на Украине, они не связаны напрямую со строительством газопровода «Северный поток-2». Когда он заработает, транзит в любом случае существенно сократится.

Будущее транзита, да и украинской ГТС — это не вопрос реформ, а, в первую очередь, вопрос переговоров между Россией и европейскими коллегами по новому трубопроводу.

Во-вторых, многое будет зависеть от того, какие тарифы Украина предложит после 2019 года. До сих пор мы слышали со стороны Киева только об их увеличении, что сделает этот маршрут поставок в Европу еще менее привлекательным, чем сейчас. «Газпром» не раз приводил оценки, что «Северный поток-2» и короче, и дешевле украинского маршрута. Если же Киев еще больше поднимет тарифы, это только усилит аргументы в пользу «Северного потока-2».

«СП»: — Глава «Нафтогаза» заявил, что Украина хотела бы сохранить транзит, но этого якобы не хочет «Газпром»…

— Украина пытается запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. Если бы они хотели сохранить транзит, им нужно было думать об этом гораздо раньше. Тогда бы, может, и не появлялись идеи по строительству альтернативных газопроводов в обход этой страны. Но сейчас они опоздали. И «Турецкий», и «Северный поток-2» находятся на достаточно продвинутой стадии реализации. Первый активно строится, для второго частично заключены контракты, поставлено оборудование.

Вопрос точки невозврата достаточно серьезен. Даже если Украина снизит тариф, я не уверен, что «Газпром» примет решение не строить «Северный поток-2». Но Киев в любом случае не собирается это делать, напротив, они хотят тариф увеличивать.

Какой-то шанс повлиять на проект у Украины есть, но он очень невелик. «Северный поток-2» просто ожидает окончательного согласования. А пока этот процесс идет, украинская сторона не изъявляет ни малейшего желания предоставить более благоприятные условия транзита, чем альтернативные маршруты. Вероятность того, что что-то поможет Украине сохранить транзит газа, чрезвычайно мала.

«СП»: — А что насчет планов Украины самой стать экспортером газа?

— Такие мечты в свое время лелеял и Виктор Ющенко, который обещал сланцевую революцию. Идей на Украине много, но практической реализации никакой нет. Определенные запасы газа на территории этой страны имеются, но эти месторождения истощаются, а сланцевая история не удалась. Для того чтобы экспортировать собственный газ, Киев должен почти обнулить внутреннее энергопотребление и отключить людям тепло в домах. Экономически эффективных вариантов экспорта газа у Украины нет. Какие-то небольшие месторождения находят, но понятно, что нового Ямала там нет.

Эксперт-аналитик АО «ФИНАМ» Алексей Калачев считает, что шанс на сохранение транзита у Украины появится, только в случае срыва реализации «Северного потока-2».

— С введением в строй «Северного потока-2», если он будет построен, «Газпром» будет обладать избыточными мощностями для прокачки газа европейским потребителям. Это проект будет нуждаться в заполнении для окупаемости, и для Украины велик риск, что туда уйдет весь объем газа, который сейчас идет через ее территорию. Собственно, «Газпром» не особо и скрывает такие намерения, хотя формально, для европейских политиков готов обещать, что не лишит Украину газового транзита полностью.

Но ситуация с переключением транзита вполне реальна, несмотря на заверения, так как к концу 2019 года истекает контракт между «Нафтогазом» и «Газпромом» на транзит газа. На этот же срок ориентирован и запуск в строй газопровода «Северный поток-2». Вряд ли это можно считать простым совпадением. К тому же, ГТС Украины нуждается в модернизации, на которую у республики нет средств, и которая вряд ли возможна без участия партнеров — либо «Газпрома», либо Евросоюза.

«СП» — Смогут ли стороны договориться о сохранении транзита через территорию Украину?

— В текущей ситуации это маловероятно. Впрочем, договориться всегда возможно при взаимном желании и наличии доброй воли у каждой из сторон. К тому же, если проект «Северный поток-2» по тем или иным причинам не состоится, Москве и Киеву так или иначе придется искать компромисс.

Мария Безчастная

http://svpressa.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика