КАРТ-БЛАНШ. Выбор Германии со многими неизвестными

Фото: AP

Фото: AP

Политика безопасности ЕС пока не отвечает задачам сегодняшнего дня

«Скорбь исчезнет, ярость рассеется, но страх останется», – пишет обозреватель журнала Spiegel Маркус Файденкирхен в своем комментарии, посвященном терактам в Брюсселе. Действительно, в то время как министры юстиции и внутренних дел Евросоюза планируют создание очередных наднациональных органов, ИГ («Исламское государство», организация, запрещенная в РФ) через социальные сети распространяет призывы к началу «священной войны». В них, по данным журнала, они называют Бельгию «членом коалиции, созданной для борьбы с фундаменталистами на Ближнем Востоке». Поэтому основания для страха у европейцев есть.

Тот же Spiegel отмечает, что ИГ отправило в Европу для совершения терактов не менее 400 бойцов. Причем время и место своих атак они могут выбирать самостоятельно. И это, судя по всему, лишь первая волна. В Ираке и Сирии, по данным журнала, имеются лагеря для подготовки террористов для действий против Запада. В своей пропаганде террористы используют арабское слово, которое в переводе звучит как «разбойничий налет». Это не случайно, поскольку в свое время пророк Мухаммед с помощью таких походов расширял влияние ислама.

Это, собственно говоря, и является ответом на вопросы, появившиеся после бельгийских терактов в российских социальных сетях, – мол, чего они хотят от бельгийцев, поскольку бомбят их в Сирии русские? С одной стороны, Россия не раз подвергалась атакам исламистских фанатиков во время первой и второй чеченских войн, которые велись боевиками с целью создания исламского халифата на Северном Кавказе. На Западе это понималось как освободительная война народов Северного Кавказа против российских колонизаторов. С другой стороны, речь идет не о мести, а о походе против западного образа жизни, западной цивилизации и, если хотите, против западной философии, которую представляет либеральная демократия. Судя по всему, западные политики это осознают.

Немецкий канцлер Ангела Меркель назвала брюссельских террористов «врагами тех ценностей, на которых основывается Европа: свобода, демократия и мирное сосуществование граждан». Французский же премьер Мануэль Вальс заявил, что «Европа находится с мусульманскими экстремистами в состоянии войны».

Но слова словами, а что думают о выборе европейских политиков избиратели и какие они предлагают рецепты? Согласно опросам исследовательской группы «Выборы», среди немцев растет сомнение относительно возможности интеграции беженцев в немецкое общество. Так считают уже 54% опрошенных – в декабре таких было 50%. Ввиду нарастающего количества беженцев, прибывающих в Европу, 58% немцев (по данным опроса телепрограммой ZDF) относятся положительно к введению между европейскими странами пограничного контроля, даже если это ограничит свободу передвижения людей и товаров. В пользу этого высказываются представители различных партий от ХДС до социал-демократов и левых. Только у зеленых эту идею поддерживают лишь 26% сторонников этой партии.

Однако за полное прекращение приема беженцев, как это делают некоторые восточноевропейские члены сообщества, выступают лишь 9% немцев. Именно на оставшиеся сострадательные 91% и опирается сейчас канцлер Меркель, ищущая общеевропейского (а не индивидуального германского) решения проблемы беженцев. Надо признать, что немецкие избиратели это, по-видимому, понимают. Поэтому потери на состоявшихся коммунальных и земельных выборах были для возглавляемой ею партии не так уж и велики.

Что касается федеральных выборов, то, как показывают последние опросы института общественного мнения INSA на конец марта, за ХДС/ХСС готовы голосовать 33% избирателей (этот показатель упал с начала января на 3%), а за ее партнера СДПГ – стабильно в пределах 22%. Зато «Альтернатива для Германии» становится третьей силой в бундестаге, оттесняя и зеленых, и левых, и свободных демократов. Это, конечно, существенные потери для обеих самых массовых немецких партий со времен последних федеральных выборов.

Но новые правые, по опросам, тем не менее в разы уступают и христианским демократам, и социал-демократам. Кстати, примерно такие же показатели дает другой институт по изучению общественного мнения – EMNID. Он, правда, ставит лучшие оценки ХДС/ХСС – 36% и СДПГ – 24%. Но признает «Альтернативу для Германии» третьей силой в бундестаге.

Как будут развиваться события дальше и как это повлияет на расклад политических сил в Германии? Это во многом будет зависеть от двух факторов. Во-первых, от того, как будут выполняться договоренности Евросоюза с Турцией. Как известно, ЕС и Турция согласовали основные принципы урегулирования миграционного кризиса, и прежде всего возвращение всех новых нелегальных мигрантов, прибывающих через Турцию в Грецию. Именно это положение, кстати, подверглось критике со стороны правозащитников и ООН. Речь идет об обеспокоенности верховного комиссара ООН по делам беженцев Филиппо Гранди вопросом защиты прав беженцев при коллективной депортации в страну, где они практически лишены возможности подать ходатайство на получение статуса беженца в ЕС. Ведь коллективная депортация в международном праве запрещена. Поэтому договоренности между ЕС и Турцией, по мнению главы отделения Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев в Европе Венсана Коштеля, не соответствуют ни европейскому, ни международному праву.

В этом плане ЕС попадает в зависимость и от Турции, которая может выторговывать себе все новые и новые уступки, и от некоторых  организаций ООН, которые могут на него воздействовать, чтобы выхолостить это соглашение.

Однако нельзя сбрасывать со счетов и возможную организацию мусульманскими экстремистами новых терактов в Европе. Это усилит радикализацию европейского общества и, в частности, негативно отразится для правящей коалиции на выборах в бундестаг в 2017 году.

Олег Николаевич Никифоров – ответственный редактор приложения «НГ-энергия»

Независимая газета


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика