Бежать больше некуда

ZUMA\TASS

Фото: ZUMA/ТАСС

Анкара согласилась сдерживать переселенцев из Сирии и получила за это от ЕС деньги и отмену виз

На следующий день после введения Россией экономических санкций Анкаре удалось добиться успеха в отношениях со странами Евросоюза. По итогам экстраординарного саммита Турция-ЕС, состоявшегося  29 ноября в Брюсселе, ближневосточному государству была гарантирована финансовая помощь и обещана — отмена виз. Европейские державы нуждаются в помощи Турции, которая  одна способна сдержать поток мигрантов из Сирии. При этом именно позиция Анкары делает невозможной наземную операцию против запрещенной в России группировки ИГИЛ.

Согласно решениям, принятым 29 ноября, в обмен на финансовую помощь Евросоюза Турция берет на себя  обязательство  провести реформы, которые позволят беженцам найти достойное место в ее обществе , отказавшись от переезда в Европу. Сумма денежного перевода  составит 3 миллиарда евро. На эти деньги турецкие власти смогут принять дополнительно 2 миллиона сирийских мигрантов. Кроме того, экономика страны  получит компенсацию за то, что откажется от нелегального низкооплачиваемого труда вынужденных переселенцев.

Иак же, под тяжестью проблем, связанных с приемом беженцев, европейские страны согласились пойти навстречу Турции и по вопросу  о членстве в Евросоюзе. Процесс интеграции страны в структуры ЕС возобновляется, хотя его конкретные формы  остаются неясными. В случае, если Анкара сможет сдержать поток мигрантов,  в 2016 г.  для  граждан малоазиатской страны  будут отменены визы в Евросоюз. «Сегодня исторический день. Я благодарен всем европейским лидерам за новое начало нашей интеграции», — заявил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу.

Нужен ли берег турецкий?

Накануне саммита европейские лидеры дали понять, что ждут от Турции всех необходимых мер, в том числе и силовых, для сдерживания мигрантов. Президент Франции Франсуа Олланд заявил, что соглашение с Анкарой предусматривает, что та «будет осуществлять полноценный контроль на своих границах». Необходимость идти на уступки Турции, возможно, неприятнее всего именно истеблишменту Франции. В середине 2000-х власти этой  страны многократно давали понять, что не рассчитывают на членство Турции в ЕС. В 2012 г. Национальная ассамблея V республики  приняла закон, запрещающий отрицание армянского геноцида 1915 г., хотя позже эту норму отменил Конституционный суд.  В 2015 г на траурной церемонии, посвященной столетию массового убийства, присутствовали два европейских лидера —  Владимир Путин и Франсуа Олланд.

Тем не менее именно Франция накануне саммита  открыто признала, что не справляется с кризисом, вызванным перемещением беженцев. В ноябре премьер-министр Мануэль Вальс заявил, что Германия допустила ошибку, открыв  двери Европы для миграционного потока: «принять переселенцев — это был благородный выбор, но не мы, не Франция, сказали: «приходите к нам!». И сегодня очевидно, что мы не можем принять больше мигрантов».   В Париже дали понять, что его взгляд на проблему поддерживают страны не только к востоку, но и к западу от Берлина: повторение событий лета-осени 2015 г.может угрожать будущности союза.

На отношении к сирийским беженцам в ЕС сказывается роль, возможно, сыгранная одним из них в терактах 13 ноября. На трупе одного из шахидов, подорвавших себя у стадиона Сен-Дени во Франции, обнаружили паспорт гражданина Сирии. Греческие власти подтвердили, что обладатель документа прошел регистрацию 3 октября на острове Лерос в качестве вынужденного переселенца. В МВД Германии считают, что паспорт на место трагедии подбросили исламисты, чтобы  спровоцировать нападения на мигрантов, а затем, возможно, «радикализовать» пострадавших. Но доказательств того, что сирийский беженец, принятый Европой, не оказался тем самым террористом, ни у кого нет.

То же подозрение, очевидно, принимает в расчет  председатель Евросовета  Дональд Туск, заявивший 29 ноября, что  среди мигрантов, прибывших в страны ЕС, «некоторые, пусть их и мало, стремятся уничтожить наши ценности». Сходного мнения придерживаются многие системные правые во Франции, в частности, вице-мэр Ниццы, соратник Николя Саркози Кристиан Эстрози: «я предупреждал, что в потоке мигрантов к нам прибывают террористы, и, к сожалению, я оказался прав».

В сложившихся обстоятельствах помощь Турции многим в ЕС кажется единственным решением, поскольку сдерживать ли мигрантов или способствовать их бегству, действительно зависит от Анкары. Но цена, которую власти ближневосточного государства могут потребовать от ЕС,  велика — отказ от наземной операции против ИГИЛ по тому сценарию, который в настоящее время считается единственно возможным.

Турция и ИГИЛ

За несколько часов до открытия саммита 29 ноября Германия объявила о намерении отправить 1200 своих военнослужащих на сирийский фронт. Несмотря на это решение — знак солидарности с Парижем — западные державы не рассматривают в настоящий момент возможность прямой военной интервенции в Сирию. Политики США и ЕС опасаются не только потерь в личном составе своих военных, но и радикализации западных мусульман, неизбежно ведущей к терактам.

Так как, поддержка опального правителя Сирии Башаоа Асада неприемлема для западных стран по политическим причинам, то альтернативой Дамаску являются курды. Запад мог бы поставить вооружения группировке « Отряды народной самообороны» (YPG) , удерживающей позиции всего в 24 километрах от столицы ИГИЛ Ракки — и форсировать  наземный натиск.

Против реализации этого сценария, насколько возможно,  возражают в Анкаре. На протяжении всей истории республиканской Турции власти этой страны ведут борьбу с сепаратистским курдским движением, один из лидеров  которого Абдулла Оджалан,  с конца XX века отбывает пожизненное наказание  в турецкой тюрьме. Усилий Анкары оказалось достаточно, чтобы « Рабочую партию Курдистана» (РПК)  — группировку, возглавлявшуюся Оджаланом, страны ЕС признали террористической. YPG, самый боеспособный противник ИГИЛ на Ближнем Востоке, поддерживает тесные связи с РПК — и уже поэтому изначально находился под подозрением у Запада. Сближение ЕС и Турции тем более осложняет взаимодействие европейских держав и курдской самообороны.

Гордиев узел, завязанный одновременно в Сирии, Ираке и европейских странах, лидерам ЕС разрубить не удалось, — но едва ли они могли рассчитывать на это. Готовность провести саммит с участием Турции, несмотря на теракты 13 ноября и осложнившиеся отношения Анкары с Россией, показывает, что важнейшей для ЕС все же остается проблема мигрантов. Ради того, чтоб справиться с вызванным ею кризисом, уничтожение ИГИЛ может быть отложено на более отдаленную перспективу.

Игорь Гашков

expert.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика