Каджик Барбарян: Украина — русская рулетка для Европы

kol ukr 22-10-14Накал в отношениях Запада и России в контексте украинского кризиса не спадает. Надежда на перекрестный переговорный процесс участников форума «Азия – Европа» в Милане, всех заинтересованных сторон, оказалась несостоятельна. При этом громкие заявления отдельных участников переговоров «о полезности политических консультаций», «сближении позиции сторон» и т.д. демонстрируют плохо скрываемый формализм.
Системные санкции, введенные Западом в отношении официальной Москвы, далеки от апокалипсических сценариев, но, тем не менее, оказали существенное влияние на социально-экономическое «самочувствие» России. Затруднение доступа российского банковского сегмента на финансовые рынки США и Европы, блокирование работы компаний энергетического и оборонного секторов экономики, не идут ни в какое сравнение с персональными санкциями в отношении отдельных политиков, бизнесменов, журналистов, общественных деятелей. Введенный запрет на импорт продовольствия из стран Запада, в частности ЕС, в качестве ответной меры, условно уровнял экономические потери сторон. Очевидно, что Москва дала понять Западу: Россия не отступиться и при необходимости контрдействия будут продолжены. Однако в краткосрочной перспективе дальнейший инструментарий ответных шагов России ограничен. На мобилизацию и упорядочивание внутренних резервов, осмысление обновленных политических и экономических ориентиров уйдет ни один год.
Заявления руководства России, на самом высоком уровне о диверсификации внешнеполитических и внешнеэкономических связей постепенно перетекают из формата размышлений в практические шаги – и по мере усиления давления Запада этот процесс будет набирать обороты. Москва не скрывает, что качественно новый уровень отношений с партнерами из БРИКС, странами АТР, государствами Латинской Америки поможет восполнить политические и экономические потери от кризиса с США и ЕС. Безусловно, расширение и углубление внешнеполитической повестки, интенсификация экономических связей с «новыми партнерами» пойдет на пользу России, укрепит ее позиции на международной арене. Однако ключевой вопрос на текущий момент лежит в иной плоскости – может ли Москва, путем диалога, склонить отнюдь не цельный «западный мир» к договороспособности? Казалось бы, встречи на полях миланского форума, не смотря на столь противоречивый информационный фон, не сблизили позиции сторон. Тем не менее, в стане европейцев все сильнее звучат голоса «фронды» в отношении официальной позиции Брюсселя по украинскому кризису. Об ошибочности санкционной политики в отношении России, пусть и робко, но все чаще заявляют в европейском политическом закулисье, не говоря уже о неприятии этой политики широкими слоями населения региона. И это в условиях беспрецедентной антироссийской информационной проработке.
Несмотря на продолжающееся видимое единство США и ЕС по украинскому кризису, степень «стойкости» Брюсселя в этом вопросе, исходя из нынешних реалий, будет «сходить на нет». За не впечатляющей внешней невозмутимостью официальных политических элит Европы скрывается осознание провала всей «восточной политики» ЕС, тщательно выстраиваемой не один год. Стремление Европы сформировать буферный пояс политического и экономического влияния вокруг России, где в качестве «главного приза» выступала Украина, оказалось не по силам Брюсселю. Европейцы, по сути дела, с подачи США, позволили сформировать у своих границ «территорию хаоса» — то, что в последнее десятилетие именуется не иначе, как «визитная карточка Вашингтона».
Ныне перед Европой стоит нелегкая дилемма: продолжать отстаивать позиции Вашингтона и его сателлитов из числа стран «англосаксонского мира» в ущерб своим интересами, либо найти в себе силы для конструктивного диалога с Россией. Соразмерны ли политические и экономические интересы в странах бывшего СССР с репутационными потерями в рамках самого ЕС? Ведь число евроскептиков растет. Последние выборы в Европарламент тому подтверждение. Европейский союз не представляет из себя цельное объединение. Очевидны противоречия по «страновым» интересам. Потребности Италии не столь синхронны, скажем, с потребностями Польши или Швеции, которые являются выраженными креатурами США в регионе. Введенные против России санкции стали индикатором этого разлада.
Очевидно, что у Брюсселя есть куда значимые заботы, нежели «самочувствие» Киева: энергетическая безопасность, основанная на бесперебойных поставках российских (иной альтернативы, в текущей ситуации, у Европы нет) углеводородов; преодоление экономических последствий, вызванных украинским кризисом; социальная стабильность в условиях общественно-идеологических проблем, которые явно наметились в ЕС — вот то малое, что актуально для европейцев. Громко анонсированный по обе стороны Атлантики процесс запуска консультаций по всеобъемлющему торговому договору между США и ЕС, не столь однозначно был воспринят в европейских кулуарах власти. Даже в условиях мнимой «русской угрозы» для Европы, которую в режиме «заезженной пластинки» культивирует США, затащить в «сети» трансатлантического договора европейцев представляется для Вашингтона явно не легкой задачей. Еще более неоднозначно выглядят заявления отдельных американских политиков, о том, что США готовы взять на себя обязательства по обеспечению энергетической безопасности Европы. Даже в среднесрочной перспективе эти планы выглядят сюрреалистично.
Понятно одно, у Европы, ввиду сложившейся ситуации, нет иного пути, как начать объективно, без инсинуаций, взаимодействовать с Россией по украинскому вопросу. Видится, что Брюссель по инерции будет продолжать антироссийскую риторику. Однако по мере ухудшения социально-политической и экономической ситуации на Украине, а все к этому и идет, договороспособность ЕС будет возрастать. Это понимают и в России. Поэтому Москва столь кропотливо, невзирая на «глухую стену непонимания», пытается объяснить европейским партерам о тщетности санкционной политики в отношении России, давая понять, что без учета обоюдных интересов украинская проблема не имеет решения. И это позиция находит все больший отклик в Европе. По аналогии: если Украина является наконечником копья, направленного на Россию, то Европа представляет из себя древко этого копья, являясь, по сути, инструментом второго порядка, в «руках» Вашингтона, в комплексном сценарии ослабления России. Быть инструментом в политических планах США не исходит из интересов ЕС.

Каджик Барбарян, политический аналитик, специально для ИАА «Геополитика»


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика