Россия или Китай? Ядерный меч Америки в поисках врага

Фото: ZUMA Press/ Global Look Press

Фото: ZUMA Press/ Global Look Press

Депрессия в рядах офицеров и генералов ядерных сил США уже стала политическим элементом, о котором не дискутируют

Если внимательно присмотреться к реакции американских политических изданий, вышедших в октябре и ноябре, на военный парад в Китае на площади Тяньаньмэнь 3 сентября по случаю честь 70-летия окончания Второй мировой войны, обращает на себя внимание странная аберрация картинки.

Обычно внимательно анализирующие расстановку фигур на трибунах и персональный состав гостей, издания и think-tank’и в этот раз оживленно обсуждали рутинный провоз по площади мобильных ядерных комплексов КНР. Никакой военно-технической сенсации в этом не было; не было и показа каких-то необычных перспективных разработок китайского ВПК в ядерной сфере. И тем не менее этой теме отвели центральное место.

Уже в течении года появляются задающие аналитические тексты, подчеркивающие рост ядерной мощи китайской армии.

Характерный пример. В августе авторитетное, но немного склонное к сенсационности вашингтонское издание The Free Beacon сообщает в довольно рядовой для себя публикации о том, что КНР провела очередное испытание стратегической ракеты DF-41. Почти сразу же издание Никсоновского центра National Interest перепечатывает эту новость, превратив в аналитический доклад и снабдив пугающим заголовком «Китай провел испытания самого опасного ядерного оружия в своей истории» — словно речь идет не о рутинном испытании средней по меркам ядерного потенциала США или России ракеты с всего двумя боеголовками, а минимум о новом поколении ядерных сил. При этом факт в тексте только один — то самое рядовое испытание DF-41, далеко не первое.

Таких иллюстраций можно привести много, напряжение нарастало.

Примерно месяц назад, 14 октября, оно достигло апогея: произошла явно контролируемая «утечка» годового отчета американской государственной «Комиссии по экономике и безопасности США-Китай», которая в черных красках рисует угрозы для США от невиданного прогресса китайских ядерных сил.

Фрагменты доклада были немедленно растиражированы, и их обсуждение достигло своего пика как раз в октябрьских номерах изданий американских мозговых центров, вышедших в ноябре.

Центральным тезисом доклада выступает предположение о качественном изменении структуры ядерных сил КНР: «Китай, предположительно, разрабатывает тактический ядерный потенциал в дополнение к стратегическому ядерному потенциалу, которым он обладает с момента, когда стал ядерной державой в 1960 году».

Военные специалисты сразу же заметили, что слово «предположительно» в докладе выглядит несколько странно: Китай давно обладает тактическим ядерным оружием и не делает из этого секрета, не будучи — в отличие от США и России — связан договором о ракетах средней дальности. В частности, китайская баллистическая ракета средней дальности DF-26 изначально разрабатывалась для поражения целей по всей Японии и воздушных и морских баз в США на Гуаме. Информация об этом есть во всех военных справочниках последних лет.

Та же ситуация с модификацией довольно старой наземной крылатой ракеты DH-10 для воздушного базирования, получившей наименование CJ-20. Вполне рутинная унификация ядерных сил, базирующаяся на принятой сегодня во всем мире концепции «единой ракеты», в докладе подается как смена ядерной парадигмы КНР: «В ядерном варианте CJ-20 будет означать, что Китай разрабатывает новые, воздушные компоненты тактического ядерного оружия, в дополнение к своим грозным баллистическим ракетам средней дальности и стратегическим возможностям для ядерного удара» и указывается, что теперь тактическое ядерное оружие КНР, размещенное на бомбардировщиках Н-6, может «теперь» поражать «цели США на Гуаме, Гавайях, и Диего-Гарсия в Индийском океане». Так ведь и раньше могли.

И уж совсем безосновательными выглядят предположения о смене доктрины «отказа от первого удара» на доктрину «предупредительных пусков» со стороны Китая. Наблюдатели не только отметили, что нет ни одного документа, ни одного политического сигнала об этом, но и вспомнили — Китай последний из крупных ядерных держав, кто все еще декларирует «отказ от первого удара» — сами Соединенные Штаты себя никогда такими мотивами не связывали.

Было бы странным ожидать, что бурный технологический рывок, совершенный Китаем в последние два десятилетия, не скажется на качестве ядерного арсенала НОАК. Однако потенциалы и возможности китайского ядерного оружия все еще несопоставимы с потенциалом и возможностями ядерного оружия США или России. Так что причины, по которым политический истеблишмент США придает этому такое значение, сугубо внутриамериканские.

Ядерный комплекс США переживает глубокий кризис самоидентификации не только в американской оборонной системе, но и в целом как часть американского государства.

Некоторые наблюдатели иронично сравнивают офицеров и генералов ядерных сил с офицерами и генералами химических войск времен Второй мировой — когда армия США воевала и несла потери, они не принесли стране никакой реальной пользы.

Всерьез в угрозу ядерной атаки со стороны России не верят даже самые неадекватные русофобы американской политики, а против ядерного терроризма сдерживающий фактор стратегических сил попросту бесполезен.

При этом стратегия полного отказа от ядерного оружия, декларативно заявленная Бараком Обамой, заблокирована самими США — невозможно одновременно наращивать присутствие систем национальной ПРО в Европе и рассчитывать, что Москва не отнесет это на свой счет и согласится на дальнейшие сокращения. Не добавляет доверия переговорам и общее усложнение диалога с Россией практически по всем внешнеполитическим векторам — от Украины до Сирии.

В результате США уже более двадцати лет непрерывно воюют, коллеги-генералы получают звания и ордена, а бывшая элита американской армии — стратегические ядерные силы — все больше выглядят в глазах общества церемониальной командой.

Депрессия в рядах офицеров и генералов ядерных сил США уже стала политическим элементом, о котором не дискутируют.

В марте 2014 года разгорелся скандал на базе межконтинентальных баллистических ракет Мальстрем, которая контролирует запуски 450 ракет Минитмен с пусковых площадок в Вайоминге, Монтане и Северной Дакоте. За систематические ложные рапорты при проверках боеготовности и другие нарушения был уволен командир базы и девять офицеров пуска. Проверка показала, что ложные рапорты готовили практически все — другие были понижены в должности или наказаны дисциплинарно.

Годом ранее был уволен заместитель командующего стратегическими силами США вице-адмирал Тим Гардин — за скандал с азартными играми в казино Айовы.

Чуть позже по аналогичному делу об азартных играх был уволен двухзвёздный генерал стратегических сил Майкл Кэрри.

Число же низовых офицеров, сержантов и рядовых ядерного арсенала США, уволенных в последние год-два со скандалом за проступки неслужебного характера, никем не подсчитывалось.

В этой ситуации Китай, который уже стал в глаза американцев оппонентом их страны в экономике и геополитике — удобный кандидат для формирования из него «новой ядерной угрозы» для мотивации ядерного комплекса США — не только военных, но и конгрессменов и сенаторов, отвечающих за распределение средств на оборонное строительство.

К сожалению, это далеко не внутреннее дело США — вряд ли можно предположить, что Китай не видит этой стратегии и никак не отреагирует — в том числе и в ядерной области.

Александр Шпунт

ИА REGNUM

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика