Новые переговоры по Сирии — шаг вперед как два назад

Фото: Андрей Стенин/РИА Новости

Фото: Андрей Стенин/РИА Новости

Новые переговоры по Сирии, начинающиеся сегодня в Женеве, обещают стать самым обсуждаемым международным событием на многие недели вперед, что и понятно. Война продолжается уже пять лет, и конца-краю ей не видно. Это тяжело не только для самих сирийцев. Сирия сегодня — один из основных инкубаторов международного терроризма, источник угрозы прежде всего для соседних ближневосточных государств, но еще и для России, Европы и всех остальных.

Посредники тратят годы на уговоры

Нынешние переговоры — это шанс, хотя, боюсь, весьма призрачный, на завершение конфликта хотя бы к концу текущего, 2016 года — раньше этого на подвижки не рассчитывают даже самые отъявленные оптимисты.

Скорее всего, однако, сирийский кризис будет продолжаться еще многие годы. Но откровенно признать это международные посредники не могут, это значило бы расписаться в собственной несостоятельности. Отсюда — удвоенный упор на продолжение переговоров. Да и, наверное, сложить руки, просто наблюдая, как ситуация ухудшается с каждым днем, было бы неправильно.

Для возобновления переговоров потребовались целых два года. Предыдущий раунд — так называемая Женева-2 — состоялся в конце января 2014 года. Усадить стороны друг против друга было реально очень сложно.

Так что сам факт возвращения к столу переговоров подается сейчас как успех международной дипломатии, к которому главные усилия приложили ООН, Россия и США. Это тоже примечательно: Москва и Вашингтон, несмотря на расхождения по сирийскому и многим другим вопросам, более других сегодня, по разным причинам, заинтересованы в переговорном процессе по Сирии или хотя бы в создании его видимости.

Разговор под аккомпанемент иностранных бомбежек

Еще один важный момент — переговоры возобновляются на фоне продолжающейся антитеррористической операции России, начатой в Сирии 30 сентября 2015 года. И еще, также, несмотря на военную кампанию, которую с осени 2014 года проводят в Ираке и Сирии американцы и их союзники, применяющие свои военно-воздушные силы и спецназ.

Американская операция была сразу негативно воспринята правительством Сирии, подозревающим Запад в подготовке к свержению режима, что было одним из препятствий на пути к новым переговорам. Словно в подтверждение этому американцы отказывались координировать свои усилия с сирийской армией, хотя такие предложения поступали через посредничество Москвы. По поводу же российских ударов резко негативно высказывается сирийская оппозиция, лидеры которой не раз заявляли, что «теперь уж точно не сядут за стол переговоров».

Тем не менее садятся, как видим. Есть, правда, и радикально настроенные активисты, бойкотирующие переговорный процесс и все еще рассчитывающие на военное решение. Они наверняка будут всячески мешать продвижению вперед, по-своему действуя на фронтах в попытках подорвать политические достижения.

За многими из экстремистов стоят региональные государства, такие как Турция и Саудовская Аравия. Они не разделяют посреднического энтузиазма США и России, неприкрыто мечтая о смещении Башара Асада с поста президента любыми способами. На сирийскую проблему они смотрят, кроме того, через призму своих беспокойных отношений с Ираном, прикидывая, чем бы еще насолить этому своему заклятому сопернику, который тоже в долгу не остается. Региональные распри сильно мешают переговорам.

От полугода до полутора, чтобы договориться

Посредники это хорошо понимают. Поэтому-то уже и объявлено, что первые встречи продлятся около двух-трех недель, а потом последует перерыв, после чего контакты возобновятся. Свою оценку первому этапу «Женевы-3″ главы внешнеполитических ведомств посредничающих стран, в первую очередь Сергей Лавров и Джон Керри дадут 11 февраля на консультациях в Мюнхене, куда они приедут для участия в международной конференции по безопасности.

В общей сложности на притирку позиций враждующих сторон отводится полгода. В течение полутора лет, то есть до середины 2017 года, в Сирии должна появиться очередная новая конституция. На ее основе, как предполагается, примерно в эти же сроки пройдут парламентские и президентские выборы, об этом говорится в резолюции Совета Безопасности ООН №2254, принятой 18 декабря 2015 года. Она отводит на эти процедуры 18 месяцев.

Итак, закладываются большие временные сроки, к соблюдению которых участники с самого начала относятся недисциплинированно. Согласно только что упомянутой резолюции Совбеза, переговоры должны были стартовать в самом начале января, но из-за ссор по всем пунктам без исключения, начиная с состава делегаций, они были перенесены на прошлую неделю, а потом вновь отложены, взяв курс на эту пятницу.

При этом даже их начало 29 января было предметом споров до самой последней минуты. Некоторые делегаты, уже увидев друг друга по приезде в Женеву, тут же обменялись нелицеприятными комментариями и предложили перенести церемонию открытия на понедельник, 1 февраля. Это, конечно, очень не понравилось ооновским чиновникам и задействованным иностранным дипломатам, настаивающим на том, что нельзя переносить открытие переговоров до бесконечности. Действительно, это чревато срывом.

Раздвоение сирийской оппозиции

Сирийская оппозиция даже не будет представлена на этих переговорах единой делегацией. Разногласия столь велики, что делегаций будет две, каждая из которых, в свою очередь, представляет различные оппозиционные фракции. Такой остроты расхождений не было ни на «Женеве-1″, ни на «Женеве-2″.

Та делегация, за которой стоит Россия, более склонна к нахождению компромисса. В то время как другая группа, над формированием которой активно работала Саудовская Аравия, настроена непримиримо и едет на переговоры исключительно под давлением США.

Плохо также, что сирийские курды, которые много крови пролили в борьбе с террористическими группировками в Сирии, вообще не получили приглашения на переговоры в Женеву в результате противодействия Турции и сирийских исламистов. Так что с курдами еще придется договариваться отдельно.

В целом ни посредники, ни участники так и не определились, кого из сирийских оппозиционеров надо считать террористом и, соответственно, по мере возможности уничтожить, а с кем можно иметь дело. Окончательный список, над которым все это время работали политики и эксперты, так и не составлен.

Как видим, обстановка, в которой начинаются переговоры, далека от идеальной. Посредники приложили неимоверные усилия, чтобы спецпредставитель Генсека ООН Стаффан де Мистура наконец смог заявить на днях, что «международное сообщество, открывая эти переговоры, тем самым делает еще один шаг вперед на пути к сирийскому урегулированию».

Однако переговоры «Женева — 3″ — это, положа руку на сердце, тот еще «шаг вперед». Потому что, даже не приступив к обсуждению, их участники готовы тут же сделать «два шага назад» и не сбегают из Женевы только из боязни утратить поддержку России или США. Жаль, что так происходит, ведь иного нормального пути, нежели эти переговоры, не существует. Любой шаг в сторону — это шаг дальше в пропасть.

Елена Супонина, востоковед, политический аналитик — специально для РИА Новости

РИА Новости 


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика