Антон Чаблин. Лесбиянка из Дамаска или как фейки правят миром

fake 060118Политические мистификации XXI столетия

Президентские выборы в России под угрозой, предупреждают эксперты по информационной безопасности из Kaspersky Lab. Выборы окажутся «мишенью» для изготовителей и распространителей fake news, заинтересованных в дестабилизации ситуации в стране.

Дональд Трамп «придумал» теракт

Fake news — одно из самых популярных словосочетаний в глобальном Интернете, словарь английского языка Collins даже назвал его фразой 2017 года. И на то есть веские основания. О фейковых (то есть лживых) новостях заговорили с легкой руки американского президента Дональда Трампа, который обвинял ведущие либеральные издания США в сознательном тиражировании мистификаций.

Впрочем, нередко грешили этим и сами члены команды Трампа: скажем, его советник Кэллиэн Конуэй, яростно защищавшая введение запрета на въезд в США граждан семи мусульманских стран. Объясняя необходимость введения такого запрета, она «вспомнила» о некой «массовой резне в Кентукки» в 2011 году, которую устроили два иракских иммигранта. На самом деле, естественно, никакой «резни» не было…

Недалеко от своего советника ушел и сам президент: 18 февраля, выступая во Флориде в защиту своего «антииммиграционного» указа, Дональд Трамп принялся перечислять многочисленные теракты в различных уголках планеты. И, в частности, «вспомнил» о некоем «теракте» в Швеции, который якобы произошел накануне. Как нетрудно догадаться, никакого теракта не было.

То есть либо Трампа просто дезинформировали его советники, либо он сам что-то не то вычитал в соцсетях. Но цена подобной «ошибки» (сознательной или случайной) в современном информационном обществе крайне высока. Один-единственный твит с аккаунта влиятельного человека может привести в движение глобальные рынки, спровоцировать падение правительств…

Засилье fake news наблюдалось во время всех крупных политических кампаний последних лет: президентских выборов в США и Франции, парламентских выборов в Германии, референдумов о независимости в Великобритании (Brexit) и Каталонии… Пожалуй, нет ни одной страны, которую бы обошли стороной fake news: над их «изготовлением» и распространением в соцсетях трудятся целые «фабрики троллей».

Пропаганда от имени… детей

Fake news — неизменный атрибут информационных войн, которые, в свою очередь, сопровождают войны реальные. Именно так происходит, например, в Сирии. Так, в начале гражданской войны, в феврале 2011 года, в Интернете появился блог «Лесбиянка из Дамаска» (A Gay Girl In Damascus), автор которого называла себя Амина Абдалла Арраф аль-Омари. Девушка якобы была представителем ЛГБТ-сообщества в Сирии и активно выступала в защиту гражданских прав, призывая к свержению режима Башара аль-Асада.

Блог просуществовал всего полгода, но за это время его «автора» много цитировали европейские, американские и ближневосточные СМИ, выступавшие против Асада. А вскоре оказалось, что никакой Амины не существует, а все это — грандиозная мистификация, придуманная американским блогером Томом Макмастером.

Полтора года назад в твиттере появился аккаунт Баны аль-Абед — восьмилетней девочки родом из сирийского Алеппо, которая прекрасно владеет английским языком. Она жила в Алеппо (город, который считается «столицей» вооруженной оппозиции, выступающей против Башара аль-Асада), а затем вместе с родителями бежала от войны в Турцию.

Восьмилетняя Бана аль-Абед — один из самых популярных блогеров, пишущих о гражданской войне в Сирии, у нее почти 400 тысяч подписчиков. Но до сих пор неизвестно, существует ли эта девочка на самом деле. Сирийский президент Башар аль-Асад заявлял, что аккаунт — фейковый, и используется для пропаганды. А в апреле 2017 года в твиттере появился аккаунт четырехлетней Амены Шалади, которая выступала с такой же ярой поддержкой сирийских властей, с которой восьмилетняя Бана аль-Абед эти власти критиковала (правда, сейчас аккаунт Шалади заблокирован: все-таки оказалось, что он фейковый).

«Фейкометы» — одиночки или нет?

Аналитики Kaspersky Lab считают, что одной из потенциальных «мишеней» для создателей и распространителей fake news станет начавшаяся президентская кампания в России. 2018 год действительно начался со скандала вокруг обстрела российской авиабазы в сирийском Хмеймиме. Точнее, не с самого обстрела, а со споров относительно масштабов потерь.

Военный журналист Роман Сапоньков на своей страничке в соцсети ВКонтакте разместил фотографии поврежденных во время минометного обстрела 31 декабря российских военных самолетов. По данным Сапонькова, всего были подбиты семь самолетов, пострадали десятки человек.

Минобороны поспешило опровергнуть данные о потерях боевой техники, зато подтвердило, что во время обстрела погибли двое военнослужащих. Так кто говорит правду — независимый журналист или пресс-служба Минобороны, которая во время сирийской компании традиционно преуменьшала масштабы потерь и не раз прокалывалась?

Партнер «Центра цифровых прав», ведущий юрист организации «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян считает, что всплеск fake news связан с обострением информационной войны мировых сверхдержав.

— Распространение fake news прежде всего связано с тем, что передовые державы вошли в фазу так называемой информационной войны. Особенно заметно это по действиям российских властей и аффилированных с ними пиар-агентств, которые поддерживают данную войну, — говорит Дарбинян в интервью «Свободной прессе». — За последний год-два произошло важное изменение в головах чиновников. От понимания того, что информацию можно фильтровать и цензурировать, они пришли к позиции, что можно идти по пути создания собственных каналов распространения новостей, пусть и не всегда достоверных.

«Война» не за территорию, а за умы

Почему в современном мире такое распространение получили fake news? Об этом «Свободная пресса» спросила доктора политических наук, председателя правления экспертной группы «Сова» Михаила Савву.

— Выражение Fake news заслуженно стало главной фразой 2017 года. Это связано, на мой взгляд, с одной глобальной проблемой и одним глобальным фактором. Проблема — недовольство нескольких режимов (в том числе российским) мировой системой безопасности. Эти режимы хотят отмены некоторых официальных и негласных международных ограничений в пользу «права сильного».

Например, власти России хотели бы прочно закрепить право «региональных держав» на «зону жизненных интересов» — то есть право определять основные направления внешней и внутренней политики соседних стран.

Такие режимы активно используют fake news для оправдания своих усилий по разрушению мешающего им мирового порядка. Фальшивые новости теперь производятся не отдельными фриками, а властями целого ряда стран. Причем делается это целенаправленно, в рамках государственной политики.

Но эта проблема сама по себе не привела бы к такому всплеску fake news. Она встретилась с таким фактором, как расцвет социальных сетей. Этот фактор позволяет плодить фальшивые новости в неограниченном количестве и маскировать «фейкометную» деятельность властей якобы «индивидуальным творчеством».

Феномен fake news в современном мире закономерен. Информационное общество рождает множество «информационных производных», в том числе новый формат информационных войн.

Антон Чаблин

«Свободная пресса»


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика