Андрей Полунин. Путин сказал войскам в Сирии: «Хватит, домой»

syria army 280618Президент вывел часть российской группировки из Арабской республики

За последние дни Сирию покинули 1140 российских военнослужащих, а также 13 самолетов и 14 вертолетов. Об этом 28 июня сообщил Владимир Путин.

«Мы начали вывод наших подразделений еще во время моего приезда на пункт базирования Хмеймим. Этот вывод продолжается и сейчас», — сказал президент на торжественном приеме в честь выпускников военных вузов в Кремле.

Сколько российских военнослужащих и единиц техники остается в Сирии, глава государства не уточнил.

Напомним: в декабре 2017 года президент и верховный главнокомандующий уже приказывал руководству Минобороны вывести основную часть сил российской группировки войск из Сирии. Поводом стало полное освобождение Сирии от боевиков «Исламского государства» *, под контролем которых, как утверждали военные, не оставалось ни одного населенного пункта.

Отметив «растущую мощь российской армии», Путин тогда подчеркнул, что задача, которую нужно было решить в САР «с помощью широкомасштабного применения вооруженных сил, решена блестяще». «Помогая народу Сирии сохранять свою государственность, отбивать атаки террористов, вы наносите и нанесли сокрушительный удар, поражение тем, кто напрямую, нагло и открыто угрожал нашей стране», — заявил президент военнослужащим во время посещения авиабазы Хмеймим.

Сами военные заговорили о выводе войск даже раньше — в конце октября 2017 года. К тому моменту правительственные войска президента Сирии  Башара Асада взяли под контроль примерно 95% территории республики, и перестали нуждаться в масштабной российской поддержке. Однако в Генштабе ВС РФ перестраховались, решив, что необходимо зачистить последний анклав исламистов на востоке от Евфрата, и лишь когда войска Асада закрепятся на позициях, начать вывод военных и техники.

По словам командующего группировкой войск РФ в Сирии генерала Сергея Суровикина, в декабре 2017-го из Хмеймима были выведены 23 самолета и два вертолета Ка-52, а также отряд военной полиции, отряд специального назначения, военно-полевой госпиталь и отряд центра разминирования. Общее количество техники и личного состава, несущего службу в республике, официально никогда не называлось, однако эксперты подсчитали, что по состоянию на ноябрь 2017 года в Хмеймиме находилось примерно 35 различных самолетов и около 2,5 тыс. военнослужащих.

До этого Путин дважды отдавал приказы о сокращении группировки в САР — 14 марта и 29 декабря 2016 года. Тогда речь шла об отправке в места постоянной дислокации примерно половины авиационной техники, находившейся на авиабазе в Латакии.

И вот теперь российская группировка в Сирии дополнительно сокращается. Понятно, что полностью из страны мы не уходим. В республике продолжат функционировать два российских военных объекта: авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе. Это значит, что останется техника и вооружения, которые используются для их прикрытия: дивизионы зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» (в Хмеймиме и Масьяфе), батарея зенитного ракетного комплекса С-300В4 (прикрывает Тартус), некоторое количество зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1». Скорее всего, останутся в Сирии и российские беспилотники, с помощью которых ведется мониторинг зон деэскалации.

Тем не менее, факт остается фактом: наша военная поддержка Асада снизилась. И, по совпадению, Путин отдал приказ о выводе войск накануне встречи с президентом США Дональдом Трампом.

Что стоит за этим решением, как теперь будет развиваться ситуация в Сирии?

— Трудно сказать, сколько в Сирии остается наших самолетов и военнослужащих, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Мы то выводим из Арабской республики часть своих сил, то вводим их снова. В значительной степени это связано не только с военной обстановкой, но и с политикой.

Так, в марте 2016 года заявление о начале вывода российских войск из Сирии прозвучало через несколько часов после того, как в Женеве начался очередной раунд переговоров по мирному урегулированию.

Вот и нынешний вывод войск, с одной стороны, плановая ротация, с другой — политическая игра. Президенту Путину предстоит встреча с Трампом, и теперь он получил возможность сказать американскому коллеге: мы сокращаем военное присутствие в Сирии — теперь и вы выводите оттуда войска.

«СП»: — Можно ли сказать, что Путин «сливает» Асада?

— Если со стороны решение о выводе части нашей группировки выглядит так — это глубоко ошибочное представление. Мы вложили в Сирию слишком много и политического капитала, и материального, чтобы просто взять и уйти. Даже во имя отношений с США. Просто потому, что эти отношения сегодня улучшаются, а завтра уже ухудшаются. С американцами никогда нельзя быть уверенными в их надежности как партнеров — вся история российско-американских отношений это подтверждает.

Думаю, нынешний вывод войск — больше тактический маневр.

«СП»: — Как сейчас выглядят наши позиции в Сирии?

— Позиции, я считаю, усилились. Анклавы боевиков в центре ликвидированы. Борьба идет на юге, за ответственный участок на границе с Израилем, и в районе Эт-Танфа. В этом районе, напомню, располагается военная база международной коалиции во главе с США. Она построена в двух десятках километров к северу от границы Сирии с Иорданией, причем территория радиусом 44 км вокруг базы объявлена бесполетной зоной. Сирия, Иран и Россия неоднократно обвиняли США в том, что под видом бойцов оппозиции на базе тренируются боевики исламистских террористических организаций. В Пентагоне эту информацию последовательно отрицают.

Я вполне допускаю, что нынешний отвод наших войск связан с тем, что сирийская армия собирается наступать на Эт-Танф, а мы не хотим там «светиться». Если армия Асада будет приближаться к Эт-Танфу, а США станут упорствовать, Россия уйдет от риска прямого столкновения с американцами.

«СП»: — США могут под Эт-Танфом разбить армию Асада?

— США будут наносить удары по сирийским войскам. Но, во-первых, система ПВО Сирии сейчас усилилась, и может работать вполне эффективно. Во-вторых, американцам будет сложно действовать жестко по чисто политическим соображениям.

Одно дело наносить отдельные удары по сирийским войскам — якобы случайные. Или бить по сирийским подразделениям, которые якобы случайно напали на американцев. Но совсем другое дело — постоянно и открыто вступать в войну с сирийской армией для защиты боевиков.

Так или иначе, мы хотим дистанцироваться в этом вопросе. Тем более, у армии Асада сейчас достаточно сил и средств, чтобы самостоятельно разделаться с боевиками. И только если США перейдут «красную линию», Кремль будет решать, как сирийцам помочь.

«СП»: — При каких обстоятельствах мы снова пойдем на наращивание группировки в Сирии?

— Это зависит от действий США. Причем, свой контингент в этом случае мы, скорее всего, будем наращивать скрыто — объявляться об этом не будет. Замечу, СССР так действовал во время войн во Вьетнаме и Корее — там активно работали наши ракетчики и советники, но об этом мало кто знал. Думаю, в Сирии будет точно так.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Андрей Полунин

«Свободная пресса»

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика