Александр Белов. The Washington Times: Ирония судьбы и новая угроза на Ближнем Востоке

iran 231117С точки зрения иранского руководства, следующим этапом конфликта в Сирии должны стать столкновения «сил сопротивления с американскими военными и их союзниками»

Вскоре после своей инаугурации президент США Дональд Трамп приказал своим советникам по национальной безопасности провести полный стратегический обзор политики Вашингтона в отношении Ирана, пишет Клиффорд Д. Мэй в статье для The Washington Times.

В прошлом месяце, получив результаты стратегического обзора, Трамп объявил о запуске новой стратегии, направленной против «враждебных действий иранского режима», включая разработку баллистических ракет, способных нести ядерные боеголовки и поддержку терроризма. В текущем месяце новая стратегия Трампа столкнулась с первым серьезным испытанием.

По иронии судьбы, этим испытанием стал успех антитеррористической борьбы Трампа с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Территории, освобожденные от террористов — желанная добыча для Исламской Республики Иран. Не обязательно быть крупным стратегом, чтобы осознать возможные последствия расширения влияния Ирана на данные территории. Ближайшая цель Тегерана — водрузить, «шиитский полумесяц» на Ближнем Востоке.

Иран может стать настолько влиятельным государством, что никакое иракское правительство не осмелится бросить ему вызов. Президент Сирии Башар Асад, которого Тегеран спас от террористов, станет послушным инструментом в руках Ирана. «Хезболла» — иранский иностранный легион — ужесточит контроль над Ливаном. Йеменские хуситы продолжат получать поддержку из Ирана.

То, что Иран может предпринять на следующем этапе, не является тайной за семью печатями. Тегеран станет все чаще угрожать региональным союзникам США — Саудовской Аравии, Иордании, Бахрейну, ОАЭ и Израилю.

На этом этапе возникнет вопрос о ядерном оружии. Продолжают ли иранские ученые разработку военных ядерных технологий — не известно. У международных инспекторов нет доступа на иранские военные объекты, которые могут стать удобным местом для военных разработок.

Как бы там ни было, в ядерной сделке, заключенной с Тегераном в 2015 году, предусмотрены ограничения, которые будут ослаблены лет через 10. Это долгий путь для получения ядерного оружия.

На данный момент со стратегической точки зрения самой важной территорией является сирийская провинция Дейр-эз-Зор, которая граничит с Ираком. Если силам Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) удастся создать наземный мост между Ираком и Сирией, Иран сможет расширить свое влияние до Средиземного моря.

Для предотвращения такого развития событий США потребуется направить Сирийским демократическим силам (СДС) — коалиции курдских и арабских отрядов — финансовую помощь, оказать авиационную поддержку и укрепить их позиции за счет спецназа США. Это необходимо для того, чтобы СДС могли доминировать над силами КСИР и «Хезболлы» в Сирии.

Однако данный шаг США будет сопряжен с определенными рисками. По словам старшего советника Фонда защиты демократии Джона Ханна, руководство Ирана предложило СДС «заключить собственную сделку с режимом Асада и его сторонниками, чем дожидаться, когда они останутся в полном одиночестве перед угрозой столкновения» со сторонниками Асада после ухода США.

На прошлой неделе сотрудник Middle East Institute Ахмад Халид Маджидар заявил, что с точки зрения иранского руководства, следующим этапом конфликта в Сирии должны стать столкновения «сил сопротивления с американскими военными и их союзниками».

Президент Ирана Хасан Рухани, часто описываемый в СМИ как «умеренный» политик, заявил: «Мы должны подкрепить действиям наш лозунг «Смерть Америке». Действия, о которых говорит Рухани, подразумевают использование Ираном результатов побед США и их союзников в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в своих собственных целях.

Президент Трамп изложил разумную стратегию по сдерживанию Ирана. Вопрос заключается в том, смогут ли США реализовать ее до того момента, когда Тегеран установит собственные правила игры в регионе.

Противодействие врагам — сложная и неприятная задача. Не нужно быть великим китайским стратегом Сунь-цзы, чтобы понять, что противодействовать врагу лучше в тот момент, когда он слаб и еще не собрался с силами. Этим принципом западные лидеры пренебрегали в прошлом. Президент Трамп во многом отличается от этих лидеров. В любом случае, мы скоро узнаем, является ли Трамп одним из них.

Александр Белов

https://regnum.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика