Ядерная проблема Корейского полуострова и двоемыслие США

Korea 30-07-1529 июля посол КНДР в Москве Ким Хен Чжун в эксклюзивном интервью Интерфаксу заявил о готовности КНДР наращивать свой ядерный потенциал в ответ на действия США, цель которых, подчеркнул посол, «заключается в том, чтобы свергнуть существующий режим и добиться смены действующего руководства КНДР».

Существует ли в этих условиях надежда на возобновление шестисторонних переговоров по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова? Вопрос стал особенно актуальным после появления в США в 2015 году новой военной стратегии (The National Military Strategy of the United States of America 2015), в которой КНДР выделена в числе трёх главных угроз, подлежащих жесткому сдерживанию. Понятно, что в свете таких стратегических установок переговорные механизмы рассматриваются в Вашингтоне в лучшем случае как вторичные и вспомогательные.

Тем не менее вопрос не снимается с повестки дня и продолжает дебатироваться на многих международных конференциях. Обсуждался он и на форуме «Строительство механизма мира и безопасности в Северо-Восточной Азии», состоявшемся в городе Янчжи (Корейский автономный округ КНР) в мае сего года. Большинство участников форума высказались в пользу возобновления шестисторонних переговоров. Наиболее убеждёнными сторонниками скорейшего возобновления указанных переговоров выступали китайские представители, подчеркнувшие, что Пекин остро ощущает необходимость предпринять практические шаги в данном направлении как можно скорее.

При этом многие зарубежные участники форума в Янчжи признавали, что политика Вашингтона и его союзников по усилению санкций и давления на КНДР не приносит желаемых результатов. Так, японские ученые отметили, что в итоге «Северная Корея не оказалась изолированной, но наслаждается полной свободой действий, в том числе в сфере развития национальной ядерной программы».

В ходе дискуссий отчётливо просматривалась согласованная линия представителей США, Японии, Южной Кореи, направленная на то, чтобы побудить Китай использовать все рычаги влияния на Пхеньян и заставить руководство КНДР отказаться от ядерного оружия. Занятно, что для этого энергично муссировался экстравагантный тезис о том, что ядерная программа Северной Кореи направлена не столько против США, которым северяне, мол, реально угрожать не в состоянии, сколько против Китая!

Заметно беспокоило западных представителей и более быстрое, чем они ожидали, сближение между Москвой и Пекином, наметившееся в том числе в ходе встречи В.В. Путина и Си Цзиньпина в Москве в День Победы 9 мая 2015 года. В свою очередь представители КНР прямо говорили, что главной целью политики США в Северо-Восточной Азии (СВА) является сдерживание «мирного возвышения» Китая, что система военно-политических союзов США в регионе не гарантирует равную безопасность всем государствам СВА и требует дополнения в виде широкой региональной организации по вопросам мира и стабильности.

При этом представители КНР не скрывали, что проект «Нового шёлкового пути» на основе принципа «один пояс – одна дорога» («one belt — one road»), выдвинутый Пекином, является ответом Китая на политику «ребалансирования и упора на Азию», заявленную администрацией Б. Обамы. Одна из главных целей этого китайского проекта – не провоцируя США в военно-политической области, не допустить их одностороннего доминирования в регионе, в том числе на Корейском полуострове.

Складывается впечатление, что в отношении корейской ядерной проблемы в Вашингтоне утвердилось двоемыслие. С одной стороны, американские профессионалы понимают, что в результате затянувшейся паузы в проведении шестисторонних переговоров и продолжения администрацией Б. Обамы так называемой политики стратегического терпения ядерное оружие уже стало «интегральной частью национальной идентичности Северной Кореи». С другой стороны, эти же люди продолжают твердить, что только санкции могут заставить Пхеньян пойти на денуклеаризацию. Тезис американской стороны, вызывающий у многих экспертов нескрываемое удивление, прост: «Да, санкции не работают, но потому, что их недостаточно». А виноваты в этом Китай и Россия, не желающие «перекрыть кислород» Пхеньяну и продолжающие экономическое сотрудничество с КНДР.

В качестве паллиативной меры американцы предложили Сеулу в 2015 г. попытаться вовлечь Пхеньян в «разъяснительные переговоры» с целью проверить «искренность его намерений» и обрисовать, чего от него хочет Запад в качестве предварительного условия возобновления работы «шестёрки». Предполагалось, что эта инициатива должна была осуществиться в формате закрытой «второй дорожки».

Однако сами американские разработчики данной инициативы понимают, что, даже если Пхеньян и пойдёт на такие переговоры (что маловероятно), надежд на их успех очень мало — настолько велики различия стартовых позиций и задач сторон. Установка Пхеньяна в вопросе об урегулировании ядерной проблемы – никаких предварительных условий! Северокорейская сторона готова обсуждать всё что угодно, кроме собственного одностороннего ядерного разоружения. Сверхзадача Запада – заставить КНДР выполнить условие Совместного заявления «шестёрки» от 19 сентября 2005 г. о ликвидации не только ядерного оружия, но и всей военно-ориентированной ядерной программы КНДР, чтобы с этим вернуть её в ДНЯО и под контроль МАГАТЕ. Причём жёсткие консерваторы все чаще вспоминают, казалось бы, уже давно отвергнутую северянами формулу CVID («Необратимая, полная, проверяемая ликвидация всего, связанного с ядерной деятельностью в Северной Корее»).

Запад добивается, чтобы шестисторонние переговоры не превратились в форум, игнорирующий первоочерёдность денуклеаризации и де-факто признающий КНДР ядерным государством. Пхеньян со своей стороны, в значительной мере поддерживаемый Россией и КНР, видит начальными шагами на долгом пути к денуклеаризации полуострова создание широкой системы мира и безопасности в Корее, включая замену архаичного Соглашения о перемирии 1953 г. мирным договором с США, полную нормализацию отношений с Вашингтоном и Токио и т.д. То есть между позициями сторон — дистанция огромного размера. Неудивительно, что «разъяснительные переговоры» пока так и не начались.

Двоемыслие Вашингтона в отношении корейской ядерной проблемы может быть связано с усилившимися в Белом доме опасениями, что переиграть руководителей КНДР на переговорах, то есть убедить их в одностороннем порядке разоружиться и капитулировать, как это было со Слободаном Милошевичем и Муаммаром Каддаффи, американцам никогда не удастся. Поэтому и Обама, и любой следующий президент будут всегда чувствительны к неизбежно негативной реакции общественного мнения США на очередной провал американской дипломатии на северокорейском треке.

Императивом политики администрации США в отношении КНДР остаётся бесплодное и бесперспективное, как признают наиболее дальновидные американцы, «сдерживание». Этот подход не только не нов, но и неоднократно доказывал свою непригодность по отношению к КНДР. Помочь возобновлению шестисторонних переговоров по ядерной повестке он не в состоянии.

Александр Воронцов 

http://www.fondsk.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика