Когда дипломаты бездействуют, говорят пушки

Korea 28-08-15Очередное резкое обострение военно-политической напряжённости на Корейском полуострове в августе 2015 года можно рассматривать с разных точек зрения, но главное это то, что постоянно декларируемая Сеулом программа создания доверия между Севером и Югом обернулась на практике почти полным прекращением не только экономического сотрудничества, но и содержательного диалога. Риторический вопрос о возможности укрепить доверие между двумя Кореями, не ведя двусторонних переговоров по существу, долго оставался без ответа. Драматическим, но, увы, вполне логичным ответом стала очередная артиллерийская дуэль в районе демилитаризованной зоны (ДМЗ).

Канва событий известна. 4 августа в районе ДМЗ (эта полоса четырёхкилометровой ширины буквально нашпигована минами и другим оружием) подорвался южнокорейский патруль, тяжёлые ранения получили два военнослужащих. В ответ Сеул включил мощную систему громкоговорителей вдоль разграничительной линии, молчавших до этого 11 лет, и возобновил наступательную антисеверокорейскую пропаганду. После неоднократных требований северян прекратить подрывную деятельность Пхеньян дал два артиллерийских залпа по установкам вещания. В ответ открыли огонь южнокорейские орудия.

Правительство Республики Корея объявило, что радиовещание будет продолжаться до тех пор, пока КНДР не признается в сознательной организации взрыва мины и не принесёт официальные извинения. То обстоятельство, что расследование инцидента не проводилось, что взорвалась мина времён Корейской войны 50-х годов прошлого века, Сеулом и Вашингтоном, как всегда, в расчёт не принималось.

И маховик подготовки к крупномасштабным военным действиям стал стремительно раскручиваться. Последовали грозные заявления с обеих сторон, в КНДР было введено военное положение, войска стали выдвигаться в районы боевого развёртывания. В Южной Корее стали обсуждаться планы переброски и базирования американских стратегических бомбардировщиков В-52, подводной лодки с ядерным оружием на борту и т. д.

Однако, когда напряжённость стала пугающей, обеим сторонам хватило здравого смысла срочно сесть за стол переговоров, которые не проводились уже давно. В результате 43-часового переговорного марафона в пограничном местечке Пханмунчжом к 25 августа удалось достичь договорённости. Было подписано соглашение из шести пунктов. Пхеньян выразил сожаления (формула «извинения» была отвергнута) в связи с ранением южнокорейских солдат; Сеул прекратил радиовещание; стороны разработали меры по снижению военной напряжённости, отводу войск; договорились продолжить подобные переговоры на высоком уровне, рассмотреть возможности возобновления экономического сотрудничества. Важным и эмоционально значимым успехом стала договорённость об организации встречи членов семей разделённых родственников уже в сентябре.

В комментариях журналистов по поводу разыгравшейся драмы недостатка не было. Перебрали, кажется, всё – от неуправляемости и неопытности молодого лидера КНДР и упрямого характера корейцев с обеих сторон ДМЗ, решивших в очередной раз продемонстрировать друг другу свою решимость, до далеко идущих планов США, поддерживающих военную напряжённость на границах с Россией и Китаем; от попыток сорвать крупные праздничные мероприятия в Пекине 3 сентября по случаю 70–летия окончания Второй мировой войны до стремления сдержать «мирное возвышение» КНР, не допустив в том числе превращения юаня в резервную валюту.

Некоторые из таких суждений вызывают улыбку, о некоторых стоит задуматься. Однако все они оставляют за кадром главную причину обострения. Кризис был неизбежен. Он разразился не сам по себе, а в период проведения очередных крупномасштабных американо-южнокорейских военных учений «Ыльчи фридом гардиан» с участием 50000 южнокорейских и 30000 американских военнослужащих. К тому же на эти учения направили своих представителей 10 стран–участниц Корейской войны. Трудно сказать, на что северокорейцы обратили внимание в первую очередь – на развёртывание у своих границ внушительной военной группировки с прямым намёком на военное прошлое Кореи или на назойливо повторяемые Вашингтоном и Сеулом заклинания о «рутинном» и «оборонительном» характере манёвров.

В любом случае не обратить внимания на эти манёвры Пхеньян не мог. Он воспринял их в контексте антисеверокорейской политики союзников, которые открыто говорят о своей главной цели — смене режима в КНДР и её поглощении Южной Кореей. Поэтому все последние годы они упорно уклонялись от содержательного диалога с Пхеньяном, делая ставку на его изоляцию, осуществляя давление, используя и такие формы нажима, как преследующая далеко идущие цели кампания борьбы с нарушениями прав человека в КНДР.

Здесь и лежат главные причины того, что орудия с обеих сторон ДМЗ заговорили вновь. Вспомним, что почти все самые драматические события последних лет, включая затопление южнокорейского фрегата «Чоннан» в 2010 году, происходили в разгар американо-южнокорейских манёвров, проводившихся в непосредственной близости от территории КНДР.

Отрадно, что в последнюю минуту в столицах обоих корейских государств восторжествовал здравый смысл и разрастание конфликта остановили, но не оставляет тревожное ощущение, что не все участники событий считают нужным извлекать уроки из событий, повторяющихся с характерной регулярностью. И новых вспышек напряжённости на Корейском полуострове исключать нельзя.

Александр Воронцов 

http://www.fondsk.ru


Понравилась запись? Расскажите друзьям:

продажа квартир в Краснодаре от застройщика